О ЧЕМ РАССКАЖУТ ЛЕТОПИСИ?..

История – это наше наследие, оставшееся от предков, и которое мы оставим после себя.

Светлогорская сеть библиотек к Году исторической памяти запускает Biblio-хронограф «О чем расскажут Летописи?..». В новом проекте вас ждут интересные факты из жизни Светлогорска и Светлогорского района, воспоминаниях жителей, предания и традиция деревень. Весь материал, который будет здесь публиковаться , был собран в летописях наших библиотек.

Холокост еврейского населения деревни Давыдовка

Шалом. Шми Мицкевич Инна. Таким было бы моё приветствие в еврейской Слободе Давыдовка в конце 19 начало 20 века.

Первое упоминание о Слободе Давыдовка находим в «Сборнике материалов об экономическом положении евреев России». Согласно этим данным, Слобода Давыдовка основана в 1847 году 12 еврейскими семействами из Быхова и Борисова, которые поселились на арендованной земле.
Собственником этой земли был некто Корсак, который очень любил играть в карты. После его смерти Слобода Давыдовка перешла в наследство полковнику Феськину. Затем Феськин свои земли со Слободою Давыдовка продал становому приставу Балицкаму. Преобладающая часть населения Слободы это ремесленники, кустари.

Слобода пережила немецкую и польскую оккупацию. Мирная жизнь в деревне началась только в 1922 году. С 1922 по 1936 в Давыдовке работал сельский Совет. Широким размахом славилась культурно – просветительская работа. В избе – читальне было много книг, поступали газеты и журналы, ставились спектакли, демонстрировались фильмы, проходили заседания общественных организаций и собрания граждан.

6 августа 1941 года в деревни Давыдовка и Загорье вошли немецкие войска.

26 ноября 1943 года деревня Давыдовка была освобождена от немецко – фашистских захватчиков.

Сегодня в центре деревни братская могила советским воинам 65-ой армии, погибшим в 1943-1944 гг. в боях против гитлеровцев. Не вернулись с полей боёв 35 жителей деревень Давыдовка и Загорье.

1941-1944 годы были самыми трагическим периодом в семисотлетней истории белорусского еврейства. Нацисты обрекли евреев на исчезновение. Их убивали только за то, что они были евреями.

В Давыдовке акция массового уничтожения евреев произошла 8 февраля 1942 года. В пятистах метрах на северо-запад от деревни Давыдовка похоронено 129 мирных жителей еврейской национальности – женщин, стариков и детей, расстрелянных карателями. В 1967 году на могиле установлен обелиск к 60–летию Победы, в 2005 году памятная плита.

Мы скорбим по умершим в лагерях, погибшим от рук карателей и испытываем благоговейный трепет перед теми, кто выжил, томясь под грузом скорбных воспоминаний, но продемонстрировал силу человеческого духа. Память о Холокосте необходима, чтобы ни мы, ни наши дети никогда не были жертвами, палачами или равнодушными наблюдателями.

Боль ХХ века
Убивали людей
Лишь за то, что еврейка
Лишь за то, что еврей

Библиотекарь Давыдовской сельской библиотеки: И.Н.Мицкевич

[свернуть]
Из летописи деревни Дуброва

В летописи деревни Дуброва немало интересных фактов. Ежегодно она пополняется 20-30 эпизодами.

Достойно занесения в анналы истории празднование 78-й годовщины освобождения от немецко-фашистских захватчиков. 3 февраля 1944 года частями 48 –й армии генерал-лейтенанта Романенко Дуброва была освобождена. В Оперативной сводке генерального штаба Красной Армии об этом всего несколько строк «На 08 ч 00 мин. 4 февраля 1944 г. 48-я армия левофланговыми частями овладела узлом сопротивления противника Дуброва (18 км Паричи)».

5 февраля 2022 года, суббота. На мемориале павшим в Великую Отечественную войну в центре агрогородка прошёл митинг «Славе – не меркнуть! Памяти – жить!». Кроме местного населения присутствовали приглашённые из Мозыря, Калинковичей, Светлогорска, Козловки, Паричей, Речицы. Выступили председатель Николаевского сельского совета Михаил Король, директор филиала «Дубрава-агро» Евгений Петрашин, участник ВИКа «Калинковичско-Мозырский ПОИСК» Владимир Гимбут, офицер запаса Василий Гапоненко. Прозвучал памятный оружейный залп в исполнении поисковиков. На каждую из 30 мраморных плит с фамилиями погибших легли живые красные гвоздики.

В сельском доме культуры расположились: выставка макетов оружия времён Великой Отечественной войны и коллекция значков и медалей. Полевая кухня и концерт дополнили праздник.

Библиотекарь Дубровской сельской библиотеки: Л.Ф.Бусел

[свернуть]
Стаяць маўкліва абяліскі з імёнамі і без імён (о памятнике жертвам фашизма сожжённой деревни Малимоны)

Малимоны (белор. Малімоны) — деревня в Красновском сельсовете Светлогорского района Гомельской области Беларуси. Кругом лес. В 48 км на северо-запад от Светлогорска, 25 км от железнодорожной станции Мошны (на ветке Бобруйск — Рабкор от линии Осиповичи — Жлобин), 118 км от Гомеля. Транспортные связи по просёлочной, затем автомобильной дороге Бобруйск — Речица. Планировка состоит из короткой прямолинейной улицы, ориентированной с юго-востока на северо-запад. Застройка двусторонняя, деревянная, усадебного типа. Согласно письменным источникам известна с XIX века как селение в Паричской волости Бобруйского уезда Минской губернии. Крупным землевладельцам в 1872 году был помещик С. Прушановский.

В 1929 году организован колхоз. В 1939 году в деревню были переселены жители хутора Стражи. Во время Великой Отечественной войны немецкие каратели в ноябре 1943 года убили 120 жителей (похоронены в могиле на северной окраине) и полностью сожгли деревню.

Невозможно сдержать слез, думая о том, через какие муки ада пришлось пройти жителям деревни Малимоны. В декабре 1943 года деревню окружили немцы. Они врывались в крестьянские хаты и выбрасывали людей на улицы. Затем прикладами сгоняли их в сарай, в котором становилось все теснее и теснее. Матери (а многодетных семей в то время было очень много) пытались успокоить детей, но сами не могли сдерживать слез. Самое страшное ждало людей впереди: каратели обложили сарай соломой, облили все бензином и подожгли. Людей сжигали заживо. Многие пытались вырваться из огня. Тех, кому все-таки удавалось это сделать, эсэсовцы хладнокровно расстреливали из автоматов. Сегодня о той страшной трагедии напоминает могила жертв войны, расположенная в деревне Малимоны, и возвышающаяся над ней высокая стела — «Мать с ребенком на руках». На черных плитах высечены имена 120 жителей деревни, 60 из которых — дети…

Библиотекарь Красновская сельской библиотеки: Т.И. Коновалова.

[свернуть]
Екатерининский тракт

… Карповичская волость — с 1772 года в составе Речицкого уезда Российской империи. В состав Карповичской волости входила и д. Корени. В настоящее время земли бывшей Карповичской волости входят в состав Светлогорского и Калинковичского районов Гомельской области. Через Карповичскую волость проходил важнейший путь — Екатерининский тракт, также известный как старая Смоленская дорога. Почтовый тракт в 2 км от деревни Корени проходил из Рогачева на Волынь. Сегодня на определённых участках новая дорога из города Светлогорска в деревню Корени идёт по тракту. В урочище «Скабалище» — размещалась почтовая станция, её ещё называли «царская почта». На станции имелось 8 экипажей лошадей.

Уникальное расположение деревни Корени накладывало свой отпечаток на жизнь крестьян. Они занимались извозом, ходили с обозами, принимали на постой проезжающих, торговали кормом для лошадей и шорными изделиями. Было хорошо поставлено обслуживание лошадей и карет, постоялого двора. Были свои ветряные мельницы и кузница, почтовый двор и школы грамоты, корчма, в соседних деревнях работали хлебозапасные магазины. Сегодня напоминает об этом месте сохранившейся куст сирени.

Библиотекарь Кореневской сельской библиотеки: Л.В. Степаненко

[свернуть]
Дзедава хата

Каждый раз, перелистывая очередной прожитый день календаря нашей жизни, мы незаметно творим — создаём историю, по которой завтра будут жить и учиться наши дети, внуки и правнуки. Собирать прошлое — дело долгое и кропотливое. Ничто в этой жизни не повторится вновь. И чтобы не потерять свои родовые корни, чтобы память наша не заросла, как забытая и брошенная земля бурьяном мы должны её бережно хранить.

В доме – музее под открытым небом «Дедава хата» жила память о прошлом нашей малой Родины в Осташковичах. Каждый экспонат музея был согрет трудовыми руками, а сделанные предметы труда, вышитые цветы, словно живые, хранили тепло доброй души.

При посещении «Дедавай хаты» всегда чувствовалось незримое присутствие наших добрых, мудрых, трудолюбивых и умелых дедов и прадедов. Посмотрите на фото. Возможно, вот такой колодец, телега, улей, необычный забор и крыша дома из чарота напомнят вам: кому-то детство, юность, бабушку и дедушку в деревне или студенческие годы на картошке.

За 8 лет своей «жизни» (июль 2009 — сентябрь 2017года) музей тоже много видел: экскурсии; этнографические уроки, мастер-классы, часы краеведческих знаний и народных традиций, свадебные обряды.

Как давно всё это было!!! Нет уже музея. Не сохранили! Не сберегли! Остался он в нашей памяти и на фото в библиотеке.

Библиотекарь Осташковичской сельской библиотеки: Т.Д. Пинчук

 

 

[свернуть]
Как Михайловка получила свое название?

Откуда берут начало, с чем связаны названия деревень нашей республики?
С историческими событиями, природными особенностями, а может – с промыслом, каким занималось в далёком прошлом местное население?

Точных данных, когда образовалась д. Михайловка нет. Согласно «Краткому топонимическому словарю Белоруссии автор Жучкевич В.А., название Михайловка произошло от имени Михаил.

Согласно письменных источников, современная деревня известна с 18 столетия, как поселение Бобруйского уезда Минского воеводства. После 2-го раздела Речи Посполитой (1793 г.) в составе Российской империи. В 1795 г. – 2 двора. Под 1879 г. отмечена в числе поселений Королевскослабодского церковного прихода. Согласно переписи 1879 г. – 31 двор, 209 жителей, в Паричской волости, Бобруйского уезда, Минской губернии. В 1917 г. – 43 двора, 286 жителей.

При царствовании Николая 2 (1894-1917гг.) земля, где сейчас расположена д. Михайловка, принадлежала панскому хутору Белица Паричской волости. Пан-доктор этого хутора Кудрявцев планировал строить кирпичный завод.

Существует версия, что в то время в этом районе располагалась воинская часть Полка Его Величества под командованием Михайло.
С 1906 года в государстве проводилась аграрная реформа, т. е., свободная продажа и аренда помещичьих земель. Некоторые крестьяне, которые имели возможность купить или арендовать землю, стали селиться на правом берегу реки Березина. Это поселение стало именоваться Михайловка.

Библиотекарь Михайловской сельской библиотеки: Е.П. Лобозева

[свернуть]
Режиссёр из Светлогорска

Сергей Павлович Рыбаков – известный режиссёр-постановщик родом из Светлогорска. Снимает документальное кино и делает корпоративные ролики для известных компаний. После окончания БГАИ (бывший БГТХИ), в 1999 году курсовая работа Сергея Рыбакова, фильм «Одна простая сказка», завоевала гран-при на Международном студенческом видео-арт фесте «Фаст-Фест Уикэнд». Фестиваль прошёл в Киеве. Этот же фильм получил главную награду III Национального феста любительских и студенческих фильмов в Минске. Картина была снята в Светлогорске. Фильм о девушке, которая живет и работает в Лондоне фотомоделью.

В 2005 году фильм Сергея Рыбакова «К-19. 25 лет до Чернобыля» стал лауреатом первого Национального телевизионного конкурса «Тэлевяршыня», получив главный приз за режиссуру. Дважды наш земляк по приглашению киностудии TOR проходил стажировку в Варшаве, у известного польского режиссёра Кшиштофа Занусси. Итогом стал документальный фильм «Догнать Занусси».

В 2006 году Сергей Рыбаков становится другом Белорусского Союза кинематографистов. В этом же году наш земляк был отмечен специальной наградой Президента Республики Беларусь в номинации «Радио и телевидение» за создание цикла фильмов «Была война». Талант нашего земляка нашел своё признание и далеко за рубежом . После показа фильма «Солнцем освещусь» в Лос-Анджелесе на IV Международном фестивале независимых кинематографистов, за который Сергей Рыбаков получил диплом, наш земляк был приглашён известным американским актёром Робертом Де Ниром принять участие в кинофесте Tribeca Film Festival (TFF), который ежегодно проходит в Нью-Ёрке.

В 2007 году выходит фильм «Крывая Ніва». Крывая Ніва – это название деревни из Чернобыльской зоны, в которой остались жить люди после взрыва на ЧАЭС. С мая 2008 года Сергей Рыбаков работал режиссёром-постановщиком в телекомпании Авторское телевидение (АТВ) для телеканала НТВ (Москва). С февраля 2009 года Сергей Рыбаков – заведующий отдела специальных проектов агентства теленовостей Белтелерадиокомпании.

В марте 2009 года документальный цикл «Зямля Беларуская» завоевал гран-при V Национального телевизионного конкурса «Тэлевяршыня» в номинации «Телевизионный проект года». Среди коллективов создателей этого проекта — Сергей Рыбаков. За создание документального сериала «Зямля Беларуская» указом Президента Республики Беларусь Сергею Рыбакову в этом же году была присуждена премия «За духовное возрождение».

В январе-марте 2010 года Сергей Рыбаков снял серию телевизионных портретов жен известных белорусских мужчин (специальный проект «Легко сказать»).

Одна из последних его работ – имиджевый фильм для жлобинского БМЗ «Скажи мне…»– стала лучшей в номинации «Особое мнение жюри» на выставке «Металл-Экспо 2019» в Москве. Корпоративный фильм про жлобинский БМЗ режиссёра Сергея Рыбакова получил награду.

Библиограф центральной районной библиотеки: Е.П. Шкирман

[свернуть]
Наш земляк: Митрахович Пётр Анисимович - доцент кафедры физической географии материков и океанов БГУ

Митрахович Петр Анисимович — родился 09.11.1946 г. в д. Козловка Светлогорского района Гомельской области в семье служащего.

В 1963 г. окончил 10 классов Паричской средней школы рабочей молодежи.

В ноябре 1966 г. П.А. Митрахович был призван на действительную службу в ряды Советской Армии и демобилизован в мае 1969 г. В этом же году поступил на дневное отделение биологического факультета Белорусского государственного университета г.Минска.

В июне 1973 года, за год до окончания учебы, был принят на работу в Отраслевую научно-исследовательскую лабораторию озероведения при географическом факультете. Здесь Петр Анисимович занимал должности инженера, младшего научного сотрудника, с 1987 г.– старшего научного сотрудника.

В 1984г. — начальник экспедиции по изучению поймы р. Обь (Западная Сибирь).
В 1985-1987гг. – он начальник экспедиционного отряда по изучению озер Беларуси.

Пётр Анисимович успешно закончил заочную аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию на тему «Некоторые факторы формирования зоопланктона водоема-охладителя ТЭС оз. Лукомльского».

С сентября 1990 г. он являлся доцентом кафедры физической географии материков и океанов и методики преподавания географии.

За период работы в БГУ П.А. Митрахович опубликовал более 30 научных работ, являлся соавтором нескольких учебно-методических практикумов. Подготовил к опубликованию «Пособие к летней учебной практике по биологии».

В последнее время читал курсы лекций «Биология», «Биогеография с основами экологии», «Экологические проблемы Республики Беларусь». Курировал научную и учебную работу оранжереи геофака БГУ.

Митрахович Пётр Анисимович умер 14 мая 2019 года.

Библиотекарь сельской Козловской библиотеки: В.И.Петрова

[свернуть]
І ніколі сэрца не забудзе

В годы Великой Отечественной Войне фашистские оккупанты принесли много горя белорусскому народу. Но самым страшным его проявлением было уничтожения деревень вместе с населением.

Более шестидесяти населённых пунктов подверглись этой ужасной участи.

Так, 14 июня 1943года неожиданно напали на деревню Хутор.

Из воспоминания Гвоздь Михаила Грирорьевича,1923года рождения.

Ранним солнечным утром мой сосед Игнат Иванович Хулуп сообщил в щель забора, что видел немцев за огородами и что к речке хода нет.

«Это взволновало нас: отца ,мать и четверых меньших моих братцев, так как мы увидели редкую цепочку карателей и на другой стороне деревни.

Отец стал ругать мать за то, что уговорила нас всех приди из лесу «Кули», где прятались несколько дней пришли домой, дабы испечь хлеба и приготовить пищу. И вдруг на улице послышались вопли, шум, выкрики немцев. Тот час двое вбежали во двор, один – в дом. Через несколько минут мы уже были на улице. Ещё помню, как мать хотела что-то взять с собой и побежала к землянке во дворе и тут же немец дал очередь из автомата. Она схватила трёхлетнего братишку за руку и вернулась к нам. Нельзя описать отчаяние, страх, душевное потрясение, когда мы увидели бредущую по улице толпу плачущих детей, стариков. Ведь ни у кого не было сомнения, что фашисты гонят нас на казнь. На лужайке у дороги, где ныне сад Демиденко Ф.И., уже сидело много людей, вокруг которых прохаживались автоматчики. Мелькнула мысль: сожгут нас в клубе, который рядом. Но и подумалось: людей много, клуб малый. Что делать? Тихим шёпотом рассказывали друг другу, кого застрелили, кого сожгли.

Ужас, который охватил, не воспринимали ни сердце, ни разум. Как, почему? Ведь это же мирные люди! Подумалось: я поговорю с немцами ( в школьные годы увлекался немецким языком и неплохо усвоил программу). Когда я поднялся, чтобы выйти из большого кругу сидевших людей, то услышал окрик немца: «Сядь!». Но я кричу ему,  что хочу поговорить с офицером. Получив разрешение. Подошёл. Объясняю, что здесь нет ни одного партизана, это старики и дети, это мирные люди. Он перебивает: вы партизаны или связаны с ними. Нет, говорю, вы видите отчаявшихся женщин и детей! В общем, я был в таком состоянии, что всего не могу вспомнить. Прогнали немцы меня к сидящим. Мы, парни, хотели сделать попытку бежать, но увидели, что это бесполезно. Вскоре вся деревня, почти 200 дворов, пылала. В пламени горели старики, больные(я знаю каждого поимённо). Но вот послышались команды, а выстрелы были слышны вокруг. Большущая толпа (более 200человк) по команде стала вытягиваться в колону по дороге на Присторань. Под конвоем со всех сторон брели мы по дороге. Чуть-чуть отлегло на душе, неужели будем жить? И сразу появилась надежда. Проходя по Присторани, немцы стали поджигать дома и Поотстали. Отец толкнул меня: «Удирай!», и я с несколькими друзьями скрылись во ржи, а потом перебежали в кустарник. Прибежали на остров среди болт «Кули», а через некоторое время пришла обессилевшая и потрясённая увиденным толпа моих односельчан»

Сколько горя, слёз было пролито в тот день и ночь! Ведь никто еще не знал подробностей о судьбе близких.

И в память о войне и безвинно погибших людей в 1984 году в нашей деревне был воздвигнут мемориал «Скорбящей матери» сидящей под обгоревшей яблоней.

Библиотекарь Хуторской сельской библиотеки: В.А. Алепинова

[свернуть]
Памяти павших будьте достойны! Вечно достойны!

Памятник — от слова память. А память — это прочный несгибаемый стержень человеческого рода. Она не просто удерживает людей, но и сохраняет в человеке благодарность и любовь к Родине, что делает его настоящим гражданином своей страны, наследником отцовских традиций. Эта память связывает наши сердца единой живой нитью любви к Отечеству и переполнена благодарностью всем, кто приближал светлый день освобождения. Нашу память, как и нашу Великую Победу, мы никогда не предадим забвению.

На территории Соснового Бора во время Великой Отечественной войны проходили ожесточенные бои. Погибло много советских солдат. В центре поселка Сосновый Бор находится братская могила, где захоронены 155 человек.

В 1958 году на братской могиле был установлен памятник — скульптура солдата. Жители поселка огородили могилу деревянным ограждением, сажали цветы и регулярно убирали.

В 2009 году была произведена реконструкция памятника. Памятник дополнился мраморными надгробными плитами с выбитыми званиями, фамилиями и именами 155 советских воинов.

Святость Великой Победы и то, какой ценой она досталась, героизм советского солдата — все это наши главные ценности в патриотическом воспитании подрастающего поколения.

Все главные праздники поселка, 9 мая, 3 июля, школьные линейки и выпускные, начинается с церемонии возложения венков и цветов к памятнику. В нынешний год, Год исторической памяти, который проходит под знаком сохранения героического наследия возложили цветы и почтили память минутой молчания.

Люди приходят сюда со своими детьми и внуками, чтобы навеки помнить и делать выводы из уроков истории. Никто не забыт, ничто не забыто!

Библиотекарь Сосновоборской горпоселковой библиотеки: О.М. Саврас

[свернуть]
Наша малая Радзіма: Шацілкі-Светлагорск (частка 1)

Наш родны край – гэта тое месца ў Беларусі, дзе мы нарадзіліся і жывем.

Горад Светлагорск (былыя Шацілкі) знаходзіцца на правым беразе ракі Бярэзіны ў паўночнай частцы Гомельскай вобласці (адной з шасці абласцей Рэспублікі Беларусь)

Упершыню існаванне вёскі Шацілкі адзначана ў архіўным дакуменце – Прывілеі, падпісаным 15 ліпеня 1560 года вялікім князем Вялікага Княства Літоўскага  і каралём Польскім Жыгімонтам II Аўгустам, у якім сказана, што зямельнае ўладанне пад назвай Востраў Шацілінскі (так раней называўся наш населены пункт) размешчаны на гары, на тракце Горвальскім, на рацэ Бярэзіне. Шацілкі уваходзілі у склад сярэднявяковай беларускай дзяржавы – Вялікага Княства Літоўскага і знаходзіліся на тэрыторыі Рэчыцкага павету Трокскага ваяводства (цэнтрам гэтага ваяводства быў горад Трокі – цяпер Тракай у Літве).  У копіі Прывілея датаванай 1798 годдом згадваліся і два ўладары Вострава Шацілінскага: папярэдні гаспадар маёнтка Раман Шаціла, які памёр, відаць, не пакінуўшы нашчадкаў, і пераемнік – Ждан Манкевіч, якому гэты маёнтак перадаваўся з абавязкам выканання вайсковай службы. Сацыяльны статус Рамана Шацілы ў прывілеі не згаданы, а вось Ждан Манкевіч названы зямянінам.

Паводле адмінісрацыйна-тэрытарыяльнага дзялення ВКЛ у 1564 г., Шацілкі разам з усей Бабруйскай воласцю Рэчыцкага павету увайшлі у склад Менскага ваяводства.

У 1569 г. у выніку аб’яднання Вялікага Княства Літоўскага і Польскага Каралеўства Шацілкі уваходзілі у канфедаратыўную дзяржаву – Рэч Паспалітую.

У 1571 годзе быў выкананы зямельны абмер Вострава Шатылінскага (звесткі з копіі Прывілея датаванага 1798 г).

 “Вопіс Бабруйскага стараства” 1639 года называе сярод іншых невялікую вёску Шацілавічы, Шацілкавічы на Бярэзіне, у якіх налічваецца 19 сялянскіх двароў. Асноўны занятак жыхароў – земляробства, вырашчванне жыта, аўса, льна. Даглядалі коней, кароў, гусей, кур, збіралі мёд. Таксама выконвалі транспартныя перавозкі на подводах, вялі гандаль. Гаспадарка вёскі з’яўлялася часткай Бабруйскага стараства (дзяржаўнага маёнтка), які кароль даваў  феадалам на часовае карыстанне за службу. Сяляне вёскі лічыліся дзяржаўнымі, прыгону не было.

Згодна вынікаў археалагічных раскопак (2007 года), знойдзеныя манеты даюць падставу меркаваць, што ў перыяд з 1773 па 1793 год ( І падзел Рэчы Паспалітай) Шацілінскі Востраў з’яўляўся мытным стражам. Тут збіралася мыта з гандляроў, якія праплывалі па Бырэзіне і праязджалі ўздоўж яе па Горвальскаму тракту.

1793 год – у выніку другога падзелу Рэчы Паспалітай Шацілкі адышлі да Расійскай Імперыі. Вёска увайшла у склад новастворанай Парыцкай воласці, якая знаходзілася на тэрыторыі Бабруйскага павету Менскай губерніі.

1800 год – Шацілкі разам з іншымі вёскамі Парыцкай воласці былі аддадзены ва уладанне расійскаму феадалу адміралу Пятру Пушчыну. Сяляне вёскі сталі прыгоннымі. У Шацілках тады былі тры сялянскія і двадцаць шляхетскіх двароў. Адказам на палітыку царскіх уладаў былі сялянскія хваляванні, якія адбыліся у нашым краі у 1808-1809 гадах.

1858 годам датуецца дакумент, гаспадарчы вопіс, у якім вёска называецца Шацілкі.

З 23 красавіка 1871г. арэндны ўчастак маёнтка Шацілкі заставаўся без арандатара.

З 30 кастрычніка 1871г. уладальнікам участка стаў рускі чыноўнік дваранін Акінфій Фёдаравіч Скалаў. Пазней ён набыў і ўвесь маёнтак. Шацілкі заставаліся за Скалавымі да 1917г.

Библиотекарь городской библиотеки №1: Т.С. Русинович

[свернуть]
Берлож - жизнь и закат деревенской глубинки
С каждым годом на карте Беларуси становится всё меньше и меньше
деревень и хуторов. А ведь, каждая деревня имеет свою судьбу. Причем она различна для всех: одни продолжают существовать и развиваться, а некоторые, к сожалению, переживают различные периоды истории и порой умирают, исчезают навсегда, как деревня БЕРЛОЖ в Николаевском сельсовете Светлогорского района Гомельской области.
 
Согласно письменным источникам, деревня Берлож была основана в трёх километрах юго-западнее д. Вежны в начале ХХ века переселенцами из соседних деревень и хуторов. Сейчас эту территорию окружает сеть мелиоративных каналов, а раньше, скорее всего, это была болотистая местность. Во всяком случае, известный исследователь белорусской топонимики А. Рогалев из Гомельского госуниверситета полагает, что деревня Берлож получила наименование от имени водного объекта – лесной реки, болота, озера. Тот же корень берл – барл – брл, который несет значение «болото, болотная вода, лужа», имеют славянские по происхождению топонимы Берлин (столица Германии) и Барлинок (посёлок в Гажевским воеводстве Польши).
 
Наиболее активно деревня строилась в 20-е годы прошлого века. С 1930-х годов местные жители стали членами колхоза «1 мая» (с 1959 года – колхоз имени К. Маркса). К началу Великой Отечественной войны в Берложи насчитывался 21 двор, здесь проживали 112 человек. В июне 1944 года, перед самым освобождением в ходе операции «Багратион», оккупанты сожгли в деревне 19 дворов. Однако военное лихолетье не стёрло деревеньку с лица земли:
согласно переписи 1959 года, в Берложи насчитывалось 78 жителей.
Через полвека она исчезла: к 2004 году тут оставалось 5 дворов и 9 жителей, с 2013 года Берлож считается нежилым населённым пунктом. Только улица да деревья напоминают о ней и памятная табличка «Берлож» от внуков и правнуков, которую установили летом 2018 года.
 
Библиотекарь Вежновской сельской библиотеки: В.В. Ломако

[свернуть]
Судавіцская майстрыца

Адзін вельмі прыгожы промысел быў развіты ў нашай мясцовасці. Вось што аб гэтым расказвае Сцепаніда Фадзееўна Белая 1919 года нараджэння.

“З 1970 года я працавала брыгадзірам надомнай працы. У маёй брыгадзе было 100 жанчын з Судавіцы, Парыч, Казлоўкі, Прудка. Я ездзіла ў Бабруйск на фабрыку мастацкіх вырабаў, брала ніткі, сукенкі, гардзіны, кашулі, абрусы. Жанчыны ўсё гэта вышывалі. Малюнкі для вышыўкі я распрацоўвала сама. Сама я вельмі любіла ткаць пасцілкі, рушнікі, падкладанкі і вышываць. Працавала і ў дзень і ўначы, бо сям’і ў мяне няма. Багата ў мяне было і вучаніц.

Запомніўся мне той дзень, калі першы раз узяла ў рукі іголку і пачала вышываць. А было так: старэйшыя сёстры не дазвалялі мне вышываць, казалі што яшчэ малая і толькі буду псаваць ніткі і матэрыю. Я магла толькі назіраць за іх працай. Аднойчы, калі было нейкае свята і сёстры пайшлі гуляць, то я ўціхара ўзяла трохі нітак і матэрыі, схавалася за дровы і вышывала. Прайшоў дзень, маці мяне шукае, хвалюецца – прапала дзіця, ад раніцы нічога не ела. А я скончыла вышываці і прынесла да маці сваю работу. Сколькі было здіўлення і радасці, бо мая работа атрымалася лепшая за работу маіх сясцёр. Я думала, што маці спаліць маё вышыванне, бо я работала ў свята, а гэта было грэх. Але маці прышыла маю вышыўку у бацькаву кашулю. Гэту кашулю пасля апранулі яму, як ён памёр. А было мне тады 12 гадоў.

Пасля гады цяжкай працы ў калгасе: сена грэбра, бульбу капала, палола. А ў даждлівыя дні і доўгімі зімовымі вечарамі, і па начах займалася любімай справай – ткацтвам і вышыўкай. Вельмі мне падабалась ткаць і вышываць асабліва складаные ўзоры. З фабрыкі мне давалі заказы. Нашы майстрыхі вышывалі іх. Усе гэтыя вырабы прадаваліся далёка за межы краіны.

У 1986 гаду я пайшла на пенсію. Але пакуль рукі не балелі і бачылі вочы я працавала. Мае вырабы паказвалі па тэлебачанні і пісалі аб іх у газетах.”

Библиотекарь Судавицкой сельской библиотеки: Т.А. Масальская

[свернуть]
Они заслужили, чтоб их не забыли (о Камне Памяти герою Советского Союза лейтенанту П.А. Мирошниченко)

Наверное, не каждый житель г.Светлогорска знает, что именно в деревне Печищи совершил свой подвиг герой Советского Союза лейтенант П.А. Мирошниченко, именем которого названа не только улица Светлогорска, но и одна из улиц агрогородка Печищи.

Ночью разведчики по опушке леса подошли к Печищам. В небе вспыхнули ракеты. Лейтенант Мирошниченко поднял взвод в атаку. Но в это время застрочили вражеские пулеметы, стрелявшие из двух дзотов. Под истребительным огнем взвод залег. Неоднократно бывший в боях, недавно отличившийся при освобождении Речицы, Мирошниченко понял, что эти дзоты могут сорвать всю операцию. Лейтенант пополз к правому дзоту, к левому устремился сержант Петр Ефремович Алексеев. Мирошниченко бросил гранату, но был ранен в правое плечо и левую руку. Пулемет продолжал сеять смерть. Тогда Петр Афанасьевич, преодолевая боль, поднялся и бросился на амбразуру. Пулемет замолчал. В это время Алексеев забросал гранатами второй дзот. Однако, когда бойцы поднялись в атаку, дзот опять «заговорил». Тогда Алексеев последовал примеру командира. Всего в результате боя враг оставил 70 трупов, 18 фашистов взяли в плен, в качестве трофеев достались 2 орудия, 5 пулеметов, несколько автомашин.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944г. лейтенанту П.А.Мирошниченко посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Сержант П.Е.Алексеев выжил, но на всю жизнь остался инвалидом. Он был награжден орденом Красного Знамени.

В честь памяти Петра Афанасьевича Мирошниченко на здании местного Дома культуры в 1967г. была установлена мемориальная доска. А в 2000 году на месте гибели героя был установлен памятный знак.

Библиотекарь Печищанской сельской библиотеки: Т.В. Легенькая

[свернуть]
Ад Какуевіч да Чкалава

Вёска Чкалава Светлагорскага раена Гомельскай вобласці знаходзіцца ў 35 км. на поўдзень ад Светлагорска, 100 км. ад Гомеля, 38 км ад чыгуначнай станцыі Светлагорск-на-Беразіне. Да 20. 04. 1939 года вёска мела назву сяло Какуевічы.

Паводле пісьмовых крыніц вядома з 18 ст., калі сяло было ў валоданні Патоцкіх, а затым Масальскіх. Сяло Какуевічы было Якімаваслабодскай воласці Рэчыцкага павета, размешчанае пры рэчцы Свідзе (Сведзь), згадваецца ў даведніку “Волости и важнеишие селения Европейской России.-Вып. 5 Губернии Литовской и Белорусской областей”. (С.-Птб., 1886г. с.113).

Пасля 2-га падзелу Рэчы Паспалітай (1793 год) паселішча знаходзілася ў складзе Расійскай імперыі. У 1908 годзе – у Якімаслабадской воласці Рэчыцкага павета Мінскай губерніі.

З 20 жніўня 1924 года да 16 ліпеня 1954 года – цэнтр Какуевіцкага ( з 20 красавіка 1939 года Чкалаўскага) сельсавета Калінкавічскага, з 27 верасня 1930 года Мазырскага, з 5 лютага 1931 года Рэчыцкага, з 20 лютага 1938 года Васілевіцкага раенаў Мазырскай ( да 27 верасня 1930 года і з 21 чэрвеня 1935 года па 20 лютага 1938 года ) акругі, з 20 лютага 1938 года – Палескай, з 8 студзеня 1954 года – Гомельскай абласцей. Так, менавіта столькі разоў змянялася “прыналежнасць” населенага пункта ў залежнасці ад змены межаў раёнаў і абласцей.

Але галоўнай зменай стала перайменаванне 20 красавіка 1939 года назвы Какуевічы ў вёску Чкалава. Імя Валерыя Чкалава – савецкага лётчыка – ведалі ўсе ад мала да вяліка. Рэдкі хлопчык не марыў у той час стаць лётчыкам. І Какуевічы “ператварыліся” ў Чкалава, у гонар лётчыка-выратавальніка Героя Савецкага Саюза Валерыя Паўлавіча Чкалава.

Звернемся да этымалогіі. Мяркуюць, што Какуевічы узніклі на больш высокім месцы сярод балот і густога лесу. Людзі , што жылі тут, былі у літаральным сэнсе адарваныя значную частку года ад суседніх населеных пунктау. Старажылы гаварылі так: “Сядзілі яны тут і “кукавалі”, таму і назва Какуевічы. Расказваюць, што калісці, шмат гадоў таму назад, на месцы раздольна раскінуушайся вёскі Чкалава пераліваўся зялёным прыбоем суцэльны палескі лес.

Існуе і другі варыянт паходжання назвы вёскі. Гавораць, што першым пасяліўся на высокім месцы сярод балот і лесу каваль і пабудаваў кузню. Адгэтуль і назва пайшла – Какуевічы.

А магчыма найменне Какуевічы ўтварылася ад калектыўнай мянушкі “какуевічы”, якая стала па асацыяцыі абазначэннем месца пасялення какуевічаў.

Але што значыць – Какуевічы ? Каго так маглі называць? Можна меркаваць, што Какуевічы – гэта патомкі ці падданыя нейкага чалавека па мянушцы Какуй, (Какой).

Заснавальнікі Какуевічаў маглі пасяліцца ля Какуя – узвышша, гары, гарадзішча; адсюль адпаведным чынам можна тлумачыць і “калектыуную мянушку” какуевічы – “тыя, хто жыве ля Какуя.” Калі ж прытрымлівацца “прозвішчнага” паходжання назвы вёскі, то трэба пагадзіцца з тым, што верагодны “продак” жыхароў Какуевічаў нейкі Какуй, альбо Какой, Какойка атрымаў адпаведную мянушку, бо адрозніваўся высокім ростам і магутным (тоўстым, круглым) целам.

Нарэшце, нельга не ўлічваць і такую магчымасць тлумачэння назвы вескі: Какуевічамі назвалі выхадцаў – перасяленцаў з вёскі Какуй (Какаль), якія заснавалі новае пасяленне – уласна Какуевічы.

Таксама краязнаўцы пры тлумачэнні гэтай старажытнай назвы прыводзяць слова “какуй” – так называлі даўней дзявочы галаўны ўбор, які ўзвышаецца над ілбом (цяпер часцей яго называюць какошнікам), мяркуючы, што менавіта тут жылі краўцы, спецыялізаваліся на вырабе какуеў.

Библиотекарь Чкаловской сельской библиотеки: Е.В. Шульга

[свернуть]
Легенда про мост

Старые люди рассказывают, что стоял когда-то в Якимовой слободе мост через реку, и был он полностью деревянный, а в то время была ещё в деревне почтовая станция. И столько приезжало людей по тому мосту, что в один момент жителям деревни это очень надоело, и договорились они разобрать мост. Уж не знаю, сколько людей и дворов было тогда в деревне, но однажды ночью мост бесследно исчез, да так, что и следов не осталось. Разобрал мост народ по досточке и по бревнышку, да не выкинули все это, а кто дома крыльцо смастерил, кто этими досками забор починил, кто в сарае дырку заделал — одним словом, и не видно, что с моста что-то во двор принесли. А люди в то время очень дружные были, и как местные власти не старались, как не выспрашивали и не допрашивали селян, никто нив чём не признался, и никто никого не выдал.
А стоит в краеведческом уголке «Слабадскi падворак», что в Якимовослободской библиотеке находится, старая, престарая свая от деревянного моста, которой, говорят, более ста лет. И возможно, она единственная, что осталось от того самого моста, молчаливая свидетельница той тайны людской, подробности которой никто и никогда не расскажет.

Библиотекарь Якимовослободской сельской библиотеки: С.В. Обух 

[свернуть]
Паричское женское училище духовного ведомства

Возникновение в Паричах женского духовного училища непосредственно связано с именем его основательницы Марии Яковлевны Пущиной. Привыкшая к столичной жизни, живая и энергичная, она не могла оставаться бездеятельной. М.Я. Пущина задалась целью устроить в своем имении небольшое частное училище для дочерей священников с целью подготовить из них достойных жен, заботливых матерей.

Своих знакомых Мария Яковлевна попросила помочь ей найти состоятельных благодетелей. Ее проект заинтересовал императрицу. В начале 1860 года Пущина получила 1300 рублей на поддержку училища, за что письменно поблагодарила императрицу за содействие и попросила позволения именовать училище именем Св. Марии Магдалины.

Благодаря всем пожертвованиям, на устройство училища в распоряжении Марии Яковлевны оказалось 10 025 рублей.

8 сентября 1860 года совершилось торжественное открытие Паричского училища. Сюда было принято 25 беднейших дочерей священнослужителей.

В 1862 году Пущина пристроила вторую половину дома, что дало возможность увеличить число воспитанниц до 40.

В начале 1863 года правительство приняло решение открыть в Минске училище для девиц духовного звания, однако осуществить это по некоторым причинам не удалось. Мария Яковлевна предложила принять воспитанниц будущего Минского училища в Паричах. Таким образом, Паричское училище приняло в 1863 году 29 новых воспитанниц. Теперь общее их число достигло 69, кроме 2 бесплатных и 3 приходящих. В 1865 – 1866 гг. Паричское училище увеличило число воспитанниц до 90 человек, а в 1887 году – до 120. Постепенное увеличение числа воспитанниц позволило в 1909/1910 учебном году принять 171 человека.

Подымая вопрос об открытии училища, Мария Яковлевна не ставила широких планов относительно образования и не заботилась о всестороннем воспитании детей. Она хотела придерживаться простоты и ограничиться уроками священника и двух наставниц, потому что воспитание семейное, в религиозном направлении было бы настоящим средством достижения желаемой цели. Поэтому с самого начала существования училища средствами воспитания христианской набожности являлись: приучение к молитве, посещение церкви, личный пример учителей, беседа. Каждый день у них начинался и заканчивался молитвой. Они строго соблюдали посты, сами подготавливали себе одежду, готовили под руководством экономки еду, дежурили в столовой, спальнях, классах, присматривали за чистотой училищной церкви. Но это не означает, что воспитанницы получали слабое образование на протяжении существования училища. В начале деятельности училища образование было самым простым, элементарным: воспитанница старшего отделения изучали Священную историю, катехизис, русскую грамматику, арифметику, географию, историю русского государства, занимались рукоделием. Воспитанницы младшего отделения изучали короткий катехизис, в общих чертах Священную историю, главные молитвы, арифметику, также занимались рукоделием. Но, благодаря заботам М. Я. Пущиной, потом правления училища, учебный процесс этого учреждения становился более доскональным. В 1864/65 учебном году в училище стали преподаваться все предметы, которые были предусмотрены уставом для 4 училищ западных епархий. В 1866/67 учебном году занятия во всех классах училища выполняются в соответствии с программой Царскосельского женского духовного училища. В 1873/74 учебном году предметы в училище преподаются уже по программе епархиальных училищ, что дало основание императору 1 июня 1874 года дать выпускницам Паричского училища право на звание домашних учителей по тем предметам, по которым они показали в училище хорошие результаты. С 1877/78 учебного года училище преобразовано из 3-классного в 6-классное. В 1909/10 учебном году был открыт дополнительно 7-ой педагогический класс. А в 1910/11 учебном году был открыт восьмой класс, который давал доступ его выпускницам в Санкт-Петербургский педагогический институт.

Таким образом, Паричское училище в 1911 году приравнивалось к 8-классным женским гимназиям.

Паричское женское училище духовного ведомства было закрыто после революции 1917 года. Весь комплекс построек в последующие годы был разрушен. До наших дней сохранилось только одно каменное здание бывшей образцовой училищной школы. Здание это включено в «Свод памятников истории и культуры Белоруссии» как памятник гражданской архитектуры XIX- XX вв. В настоящее время в нем расположено почтовое отделение.

Библиотекарь Паричской горпоселковой библиотеки: О.В. Короленя

[свернуть]
Калі на тэрыторыі Светлагорскага раёна пасяліўся першы чалавек?

Першыя паселішчы на тэрыторыі Светлагорскага раёна з`явіліся ў VIII-VII тысячыгоддзях да нашай эры (эпоха ранняга мезаліту) каля вёсак Міхайлаўка, Каралёва Слабада і Краснаўка. На тэрыторыі Светлагорскага раёна найдаўнейшыя з адшуканых паселішчаў датуюцца VIII тыячагоддзем да нашай эры (эпоха ранняга мезаліту). Археалагічныя помнікі гэтага перыяду ў нашым краі знойдзены каля вёсак Міхайлаўка, Каралёва Слабада і Краснаўка. Адшукаў і даследаваў іх беларускі археолаг Уладзімір Паўлавіч Ксяндзоў.

Адно паселішча знаходзіцца за 500 метраў на паўднёвы захад ад вёскі Каралёва Слабада, на другой надпоймавай тэрасе правага берага ракі Бярэзіны. Культурны пласт 20-40 сантыметраў разбураны ворывам. Памер 100х20 метраў. У 1977 годзе на ім быў зроблены раскоп 60м2 , знойдзены 425 крамнёвых прылад працы: разцы, скрабкі, скоблі, рэтушаваныя пласціны, адшчэпы, сякеры, нуклеўсы і іншае.

Другое паселішча размешчана за 250 метраў на паўднёвы ўсход ад вёскі Каралёва Слабада на першай надпоймавай тэрасе правага берага ракі Бярэзіны. Культурны пласт, як і на першым паселішчы, таксама пашкоджаны ворывам. Абследавалася ў 1982 годзе. На паверхні глебы былі сабраны прылады працы: бакавы разец, праколка, канцавы скрабок, ножападобныя пласціны, адшчэпы, аморфныя нуклеўсы. Гэтыя помнікі датуюцца VIII-VI тысячагоддзямі да нашай эры і маюць адносіны да эпохі ранняга мезаліту.

У 1977 годзе паселішча той самай эпохі было выяўлена ля вёскі Міхайлаўка за 250 метраў на паўднёвы ўсход. Памер 200х50 метраў. Раскопкі праводзіліся ў 1982 годзе. Былі знойдзены вырабы з так званага сожскага крэйдавага крэменю: долатападобныя прылады працы, скрабкі, адшчэпы, наканечнікі стрэл, нуклеўсы.

Таксама ў той перыяд існавалі два паселішчы ля вёскі Краснаўка, выяўленыя на першай надпоймавай тэрасе ракі Бярэзіна. Адно знойдзена ў 1974 годзе, другое паселішча было адшукана ў 1981 годзе. На паселішчах праводзіліся раскопкі, у выніку якіх былі знойдзены шматлікія прылады працы, матэрыялы раскопак названых паселішчаў захоўваюцца ў Інстытуце гісторыі НАН Беларусі.
Да якога роду-племені мелі адносіны першыя людзі на тэрыторыі Светлагорскага раёну, — невядома. Славяне на Светлагоршчыне з’явіліся паўтары тясячы гадоў таму — у V стагоддзі. Да іх на тутэйшых землях жылі балцкія плямёны. Балты і славяне перамяшаліся, новая еднасць людзей пачала насіць назву дрыгавічы.

Библиограф центральной районной библиотеки: Е.П. Шкирман

[свернуть]
Легенда о камне «Кулинин мох»

Краеведческая работа в библиотеке позволяет объяснить ребятам важнейшие нормы человеческой жизни: сохранять и преумножать историческое и культурное наследие прошлых поколений; беречь памятники истории и культуры, относиться друг к другу гуманно, стараться понять и принять каждого живущего рядом и т.д. Очень важно объяснить детям, что они придут на смену сегодняшним людям и история их, история их страны будет такой, какой они её сделают. Дети должны твёрдо знать, то, что происходит сейчас, тоже когда-то станет историей. А значит мы живём с великими людьми, которые стараются прославить наше государство сделать его лучше, справедливее, сильнее. Каждый может сделать своё собственное открытие или узнать что-то новое, т.е. почувствовать себя причастным к творению истории.

В процессе изучения местной истории ребята быстро и правильно находят нужную информацию, связанную с нашим районом или областью в музеях, библиотеках. Ребятам нужно объяснить, что именно они ответственны за те материалы, которые будут изучать следующее поколение. Чтобы провести исследование нужно обратиться к истории жизни самого обычного человека. Вступив на путь краеведческой исследовательской работы, парой бываем очень удивлены тем, что соседи, с детства известные люди, оказываются причастными к историческим событиям. Краеведческая и исследовательская работа становится более яркой и запоминающей, когда в них участвуют конкретные люди, особенно, если это родственники или знакомые.

Самый распространенный метод, для организации краеведческой и исследовательской работы – опросы, интервью, беседы, экскурсии, результатом которых будут глубокие и прочные знания.

Экскурсия в местечко Кулинин мох, которое находится возле деревни Горки Давыдовского сельского Совета, прошла с ребятами детского клуба «Сонейка» при Давыдовской сельской библиотеки. Со слов местной жительницы Грабцевич Любови Владимировны, ребята услышали интересную легенду о камне.

Когда-то на месте, что называется Кулинин мох, текла река, в которой утонула единственная дочь местной колдуньи Кулины. Женщина прокляла реку, вложив в проклятье всю свою боль. Река ушла, а на её месте осталась два камня: один на дне, а другой на берегу возле огромного дуба. На камне, что внизу, люди увидели крест, но он был необычным: основание креста находилось на подставке в виде скобы, а его верхушка напоминала солнце. Согласно легенде, река возвратиться, если кто не будь перевернёт камень. Не одно поколение мальчишек старалось это сделать. Так на том и осталось. Ребята, побывав на месте Кулинина мха увидели гораздо больше того, что услышали. На камне рассмотрели крест, похожий на кресты из гербов князей Агинских и Статкевичей. Увидели цифры «семь», «пять», «четыре» решили, что камнями отмечена территория. Но чья? Возможно, кто-то из князей в 18 столетии обозначил границы своих владений. Но эта другая история…

Многое связывает человека с местом, где он родился, вырос. Родной край, его люди, природа, пройдя через сознания, становятся частью человеческой судьбы. Это место-город или хутор — несравним ни с чем другим. Это наш порог жизни, Малая Родина.

Библиотекарь Давыдовской сельской библиотеки: И.Н.Мицкевич
 
[свернуть]
Партизанская семья Колпаковых в годы Великой Отечественной войны

С первых дней войны велась подпольная борьба, организовывались партизанские отряды. На территории Красновского сельского совета в июле 1941 года в числе одной из первых была создана подпольная патриотическая группа И.О. Колпакова из круга родных и близких семьи. К концу лета она установила связь с другими подпольными и партизанскими группами Бобруйска, Глуска, Парич и района.

Начиная с января 1942 года, многие подпольщики группы И.О. Колпакова стали переходить в отряды партизан.

Партизанские отряды создавались на территории Беларуси с первых дней Великой Отечественной войны. Довольно быстро партизанское движение приняло народный характер, а впоследствии сыграло огромную роль в освобождении нашей страны от немецко-фашистских захватчиков.

В партизаны уходили простые люди порою целыми семьями. Семья Исая Колпакова из д. Казаково тому подтверждение. По воле судьбы и по силе своего характера он был партизаном: сначала Гражданской, затем Великой Отечественной войны. В июле 1941 года создал первую на территории нынешнего Красновского сельсовета подпольную патриотическую группу, в которую вошли его семья, семьи родных и двоюродных братьев, близкие люди. Позже многие из них будут воевать, занимаясь разведкой и диверсиями, в партизанском отряде им. Кирова 37-ой бригады им. Пархоменко. Таким образом, Колпаковы объединили в совместной борьбе против немецко-фашистских захватчиков жителей нескольких деревень Паричского (ныне Светлогорского) и Бобруйского районов.
Библиотекарь Красновской сельской библиотеки: Т.И.Коновалова

[свернуть]
С почтением к старине далёкой. Легенда об утонувшей церкви

Время, отделяющее, от исторического прошлого хранит тайны далёких предков. Прошлое и настоящее родного края – во всём, что окружает человека. Оно не только в буднях родной деревни, но и в древних урочищах… Посещение их даёт возможность увидеть места, с которыми связана история и культура деревни, выявить интересные географические и биологические объекты. Эти урочище являются символами – опознавательными знаками этого населённого пункта, играют определенную роль в истории деревни. Способствуют гордости за свой край, уважения к предшествующим поколениям. Хочется показать уникальные особенности своей деревни, видеть в привычном окружении непривычное, чудесное, загадочное. Каким и является урочище «Вярцеба».

Урочище «Вярцёба» — расположено между левым берегом реки Ипа и дорогой в деревню Корени. В лесном массиве на северо-восточной стороне деревни, где по преданию старожилов «утонула» церковь, с 1700-х годов ходит легенда, что: «Если приложить ухо к земле, то слышно, как звонит колокол». Сейчас на этом месте большая яма. Есть поверье: что если спуститься в яму, то это не безопасно, по этой причине у местных жителей вызывает страх и предчувствие чего-то нехорошего. Это место в лесу местные жители стараются обходить.

В книге «Память: Светлогорск и Светлогорский район к.1» есть исторический документ, относится документ к урочищу д. Корени или нет, остается загадкой. Если нет, то возникает ещё больше вопросов: как и почему утонула церковь.

«З ліста памешчыка маёнтка Яўтушкавічы Апалінарыя Корсака невядомаму адрасату з апісаннем аматарскіх археалагчных раскопак на ягоных уладаннях…» Покойный мой дядя лет 15 тому назад рассказывал мне о давних открытиях и преданиях и что ещё старший брат его Иосиф Корсак, умерший в 1801г., узнал от Евтушковичских крестьян, сопровождающих в Херсон плоты, что его Евтушковичи были местечком Мозырского уезда расположенным на болотной реке Иппа, имели на горе церковь и две городинки, в одной из которых раздаётся звон церковного колокола». (Из материалов Национального архива Республики Беларусь)

Библиотекарь Кореневской сельской библиотеки: Л.С.Степаненко

[свернуть]
По тропинкам парка Родных Героев

Правильно говорят: «Тот, кто не знает своего прошлого, не имеет будущего». От слова «память» произошло слово памятник. Они есть по всей стране в больших городах и маленьких деревнях. Есть памятник и в деревне Осташковичи гранитная скульптура — война с каской в руке. На мраморных плитах имена погибших.

Есть еще один памятник в Осташковичах, не совсем обычный – это парк. Он не вырос сам по себе. Каждое деревце посажено здесь заботливыми руками односельчан. На каждом была прикреплена табличка с именем, датой рождения и смерти погибшего.

Солдат долго ждали, но они не возвращались. И тогда девушки, становились вдовами, не успев стать женами, не по годам поседевшие матери, дети, не видевшие своих отцов — они не знали могилы своих любимых людей. И вот тогда приходили к дереву, которое было посажено в парке родной деревни в честь сына, мужа, брата, любимого или отца. Каждое деревце было полито слезами, слышало стон изболевшейся души, крик истерзанного сердца.

Прошли годы. Выросли деревья. Выросли дети. Доживают свой век матери, ушли из жизни Осташковичские ветераны войны. Но деревья в парке напоминают о цене, заплаченной за победу. Они стоят как солдаты. В День Победы красная ленточка есть у каждого солдата на груди. Вот и возникла идея, чтобы и у наших «солдат — деревьев» были такие же ленточки.

Первая подобная акция прошла в 2012 году. Идейным вдохновителем стала Пинчук Татьяна Дмитриевна – сотрудник Осташковичской сельской библиотеки. И вот теперь каждый год в день Победы 9 мая они стоят, как солдаты с красными ленточками на груди — символом пролитой крови за нас с вами и яблоневым цветом — символом весны, победы и веры в будущее.

Память и традиции мы должны передать нашим детям, внукам и им её хранить. Радует то, что очень серьёзно к такой акции отнеслась школа. Уже 4-ый год в школе дети изготавливают ленточки с цветком, и они знают для чего и кого они их делают.

Много ещё неизвестных могил, много ещё солдат, неизвестно, где похоронены, много находят и приезжают родственники на могилы своих отцов, дедов и прадедов. Они нашли могилы своих родственников, а многие и сегодня не знаю. Поэтому мы можем прийти и поклониться к любому дереву в нашем парке, которое посажено, в память о погибших.

В год 75-летия освобождения Республики Беларусь у нас прошла акция «Посади дерево за того парня». И теперь рядом с «деревьями солдатами» расцветают весной вишни, словно невесты погибших молодых парней.

3июля этого же года в День Независимости Республики Беларусь открыта мемориальная доска в память о погибших земляках со следующей надписью:
«Парк заложен в 1965 году в честь погибших земляков в годы Великой Отечественной войны»
…Посадила яблоню вдова,
Прикрепила к яблоне дощечку,
На дощечке вывела слова:

«Муж мой был на фронте лейтенантом,
Он погиб в сорок втором году,
Где его могила я не знаю,
Так сюда поплакать я приду».
Посадила девушка березу:

«Своего не знала я отца,
Знаю только, что он был матросом,
Знаю, что сражался до конца».
Посадила женщина рябину:

«В госпитале умер он от ран,
Но свою любовь я не забыла,
Потому хожу я на курган».
Пусть с годами надписи сотрутся,
Их никто не сможет прочитать.
Будет к солнцу дерево тянуться
И весною птицы прилетать.
И стоят деревья, как солдаты.
И в буран стоят они, и в зной.

Открыли мемориальную доску директор ОАО «Осташковичи» Олейников С.П. и представитель нашего будущего молодого поколения ученица 4 класса Осташковичской школы Козловская Валерия.

Выросли деревья в парке, посаженом в 1965 году. Некоторые требуют замены. И чтобы не исчез героический подвиг из памяти наших внуков и правнуков, как старые деревья в нашем парке, накануне 9 мая 2022 года в Осташковичах приняли участие в районной акции «Дерево героя». Молодые березки, высаженные заботливыми руками представителей власти, депутатами, школьниками, работниками культуры, библиотеки, с/Совета и ОАО «Осташковичи» будут всегда напоминать о цене, заплаченной за нашу независимость, за родную Беларусь.

Мы помним ваш подвиг, и мы должны сделать всё, чтобы о нём помнили наши дети, дети наших детей. Мне сегодня радостно от того, что наши дети знают о нашем парке, и они принимали активное участие в акциях» Спасибо от наследников». Я уверена, что судьба нашего парка и память о самой страшной войне в надёжных руках.

Библиотекарь Осташковичской сельской библиотеки: Т.Д.Пинчук

[свернуть]
Колхоз им. Нахимова: развитие и значимые событие в жизни сельчан

В 1951 году колхоз имени Нахимова, в состав которого входили населённые пункты: Завичье, Михайловка, Новая Белица, Старая Белица, получил первую автомашину, водителем которой был Корзун Анатолий Ануфреевич, затем – Лаптев Иван Васильевич (1922 г.р.), уроженец деревни Михайловка. Председателем колхоза был Лепешкин Пётр Александрович.

Библиотекарь Михайловской сельской библиотеки: Е.П. Лобозева

[свернуть]
Они защищали наше небо

Великая Отечественная война — эпохальное событие XX столетия не только для народов нашей страны, но и всего мира. Это прошлое нашей страны, каким бы трудным оно ни было, это достояние народа, а сохранение его в памяти народной — важнейшая политическая, нравственная, культурная задача.

Память народная — это историческая память о великом и в то же время трагическом для всего человечества событии.

С каждым годом данная тема становится всё более актуальной. Пока живы свидетели Великой Отечественной войны, довоенного периода необходимо сохранить их воспоминания, дневники, записи, письма, памятники, мемориальные комплексы, братские могилы для будущих поколений. Через несколько лет не останется ни одного ветерана войны, а память о них должна передаваться из поколения в поколение. Это позволит взглянуть на историю с другой стороны, как её видели простые люди, как она отражалась в их судьбе.

30 октября 2020 года у перекрёстка дорог Паричи-Козловка был установлен памятный знак лётчикам, погибшим за освобождение нашей Родины.

Инициатором создания памятного знака выступил командир поискового отряда «Эстафета памяти» созданного при РГОО ОСВОД — Роман Терещенко. Все члены отряда его поддержали, председатель Паричского сельсовета тоже. Лично командир принимал участие и в создании памятного знака. Бетонное основание, пропеллер – все было сделано собственными силами. На работы ушло около трех месяцев. А мраморную плиту для памятного знака изготовила в качестве спонсорской помощи Светлогорская общественная организация «БЕЛТЕК». Общими усилиями инициатива была воплощена в жизнь, и памятный знак занял свое место на перекрестке возле Паричей и Козловки.

Ежегодно мы вместе с членами отряда наводим порядок на этом памятном месте, откуда началось освобождение Паричского (ныне Светлогорского района).

Мужество и героизм не подвластны времени и сегодня, как и много столетий назад, в народе рождаются новые герои. Подводя итоги всему выше сказанному, можно сделать вывод о том, что наше и будущее поколение является главным хранителем прошлого, тех, кто защищал страну и сохранил мир на нашей земле. Именно поэтому наш долг и долг всего белорусского народа — суметь сохранить память о великих подвигах наших дедов и прадедов.

Библиотекарь сельской Козловской библиотеки: В.И.Петрова

[свернуть]
Знаменитые люди поселка: Михаил Мазовка

Нам не дано предугадать,
Как наше слово отзовется,
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать…
Ф.Тютчев

Это любимые строки талантливого поэта-прозаика и замечательного человека — Михаила Ростиславовича Мазовки — с которым 17 августа в Сосновоборской библиотеке состоялась встреча.

Родился Михаил Мазовка в городе Минске 4 сентября 1953 года. В 50-х гг. вместе с родителями приехал в д. Осиновка, его отец в то время получил работу на Сосновоборском торфопредприятии. В 1960 году маленький Михаил пошёл в 1-ый класс. Чудесная природа этого края и чуткие преподаватели раскрыли поэтическую душу ребенка, и первые стихи он написал уже в 5-ом классе.

Этот поэтический дар Михаил Ростиславович сохранил и пронес через всю жизнь. Окончив школу и отслужив в рядах Советской Армии (служба прошла в Западной группе войск в Германии), сначала работал водителем в Нефтегазовой геофизической экспедиции Управления геологии при Совете Министров БССР, затем в Объединении «Рассвет», после в Автокомбинате №3, реорганизованном в дальнейшем в Автобусный парк №5. За свою работу Михаил Ростиславович был награжден значками трех степеней, а также серебряным и золотым значками «За работу без аварий».

Детская мечта стать водителем воплотилась в жизнь, с ее длинными дорогами Европы и Советского Союза, и каждое мгновение находила отражение в стихах.

Много было написано стихов в дороге… о родной Беларуси, о прекрасном родном языке, о матери, отце, родных, друзьях, товарищах по работе, о Светлогорске… обо всем незабываемом, трепетном, близком.

Радзіма
Ранне зноў над Радзімай маёй
Прачынаецца сонечным летам,
Я навекі з”яднаны з табой
І заўжды ганаруся я гэтым.

У якіх бы краях я ні быў
І жыццё нас куды б ні насіла,-
Я табой, Беларусь мая, жыў,
У час цяжкі ты давала мне сілы.

Я стаю на тваім рубяжы
І лаўлю слыхам кожнае слова,
Адкажы, як жывеш, адкажы-
Хай гучыць беларуская мова.

Пазіраю ў нябёс сіняву,
У лясоў зеляніну густую,
Я табою, Радзіма, жыву,
Без цябе па табе я сумую.
1994

Светлагорск
Расце юнацтва горад на вякі,
Наўкол у ім шумяць новабудоўлі.
На беразе Бярэзіны-ракі
Узняўся горад малады і вольны.

І вабіць ен сабою юнакоў,
Дзяўчаты застаюцца тут ахвотна.
Хаця не з даўніх, выцвілых вякоў-
Ды усё ж па волі, па высакароднай

Тут вырастаюць светлыя дамы,
Растуць, працуюць мірныя заводы,
Бяруць пачатак не са старыны,-
Са светлага семнаццатага года.

Зноў у рацэ купаецца зара,
Зноў паўстае над горадам світанак,
Ідзе ў сады і ў школы дзетвара,
Вітаюць людзі свой працоўны ранак.
1985

В своём творчестве этот талантливый человек мог выразить всю гамму человеческих чувств, создать великолепные образы родной природы, выразить привязанность к родной земле. В стихах Михаила Мазовки есть свои зимы и весны, свои дымящиеся закаты сенокосной поры и спелые нивы лета, свои цвета, звуки и запахи осени. Михаил Ростиславович – преданный читатель, любящий и почитающий поэтов-фронтовиков, особенно Антокольского П.Г., Корнилова В.Н, Тихонова Н.С., Прокофьева А.А., Мартынова Л.Н., Кирсанова С.И., Шубина П.Н.. В его поэтических тетрадях военная тематика также занимает свое почетное место.

Печатался Михаил Мазовка в газетах «Светлагорскiя навiны», «Агнi Камунiзма», «Гомельская праўда», «Чырвоная змена», «Транспортный вестник», «Мир моторов», в альманахе «Магiстраль», неоднократно звучали его стихи на республиканском радио и телевидении. Снят фильм телекомпанией «Ранак».

В августе этого года Михаил Ростиславович и Людмила Петровна будут отмечать свою «сапфировую свадьбу». Они вырастили двух прекрасных сыновей Михаила и Александра, и замечательную дочь Галину. Подрастает 5 чудесных внуков.

С 2013 года Михаил Ростиславович на пенсии. Ведет небольшое хозяйство в д.Осиновка, любит ходить на рыбалку, в лес по грибы, по ягоды. И… продолжает писать. Ведь этот удивительный человек видит поэзию во всем, и в утомительной каждодневной работе, и в природе, и в людях…

Библиотекарь Сосновоборской горпоселковой библиотеки: О.М. Саврас

[свернуть]
Наша малая Радзіма: Шацілкі-Светлагорск (частка 2)

Аляксандра Аляксандраўна Скалава, жонка А.Ф. Скалава, з’яўлялася настаўніцай. З 1902г. да 1905г. А.А. Скалава была настаўніцай народнага вучылішча ў вёсцы Якімава Слабада. Настаўніцай стала і дачка Скалавых, Вольга Акінфіеўна (1894г.). У 1895г. разам з маці адчыніла ў Шацілках школу. Зрабіла тое, не дачакаўшыся афіцыйнага дазволу, тым парушыла ўрадавыя “правілы” 1892г., якімі забараняліся гэткія ініцыятывы ў галіне народнай асветы. В.А. Скалавай пагражалі сур’ёзныя непрыемнасці. Яе справу разглядаў сам мінскі губернатар. Следства скончылася у 1896г. апраўданнем настаўніцы. (Са справы памешчыкаў Скалавых.- кніга “Памяць: Светлагорск і Светлагорскі р-н”. Кн.1.-с.94-95).1916 год — побач з Шацілкамі праведзена чыгунка Жлобін-Калінкавічы (частка Пецярбургска – Адэскай чыгуначнай магістралі). Пабудаваны першы чыгуначны мост праз Бярэзіну, адкрыта станцыя.

У лістападзе 1917 г. – устаноўлена Савецкая ўлада.

1918 год – вёска увайшла у абвешчаную Беларускую Народную Рэспубліку.

1918 год – падзеі грамадзянскай вайны: у ноч з 30 на 31 снежня 1918 года на станцыю Шацілкі і вёску Светач уварваўся атрад белапалякаў. Тут яны сустрэлі гераічнае супраціўленне нашых стралкоў, якія ахоўвалі станцыю і мост. Але сілы былі няроўныя. Вялікай цаной палякам удалося захапіць станцыю Шацілкі і чыгуначны мост праз раку Бярэзіну. У час бою загінуў камісар станцыі Гаршкоў. Белапалякі на другі дзень дайшлі да станцыі Жэрдзь.Толькі некалькі дзён знаходзілася пад акупацыяй станцыя Шацілкі. З боку Жлобіна падышоў браняпопоезд. Агнём браняпоязду і дзейнасцю дэсанта белапалякі былі выгнаны.

1919 год — Шацілкі ўвайшлі усклад Беларускай ССР.

1920 год – вёска стала цэнтрам тэрыторыі сельскага Савета (да 1960г.).
У канцы 1920-х гадоў у Шацілках стала дзейнічаць прамысловая арцель “Чырвоны суднабудаўнік”, потым пабудавана першае прамысловае прадпрыемства суднабудаўнічая верф (1924 г.).

1924 г. мястэчка Шацілкі уключана у Парыцкі раён Бабруйскай акругі (1924-1938г.г.). У Шацілках былі адкрыты школа, бальніца, хата-чытальня.

З 15.01.1938 г. – вёска адышла да Парыцкага раёна Палесскай вобласці (з цэнтрам у Мазыры).

У Вялікую Айчыную вайну з жніўня 1941г. да 26.11.1943г. Шацілкі акупіраваны нямецка-фашысцкімі захопнікамі. Чыгуначная станцыя Шацілкі была вызвалена 25.01.1944г.

З 20 версня 1944г. Шацілкі ускладе Бабруйскай вобласці.

На былых руінах пабудаваны 12 шматкватэрных, у тым ліку тры двух павярховыя дамы. Апрача гэтага, пабудавана памяшканне лесапункта, пякарня, сталовая, сельская бальніца, дэпо, клуб і тры магазіны. Больш 50 дамоў пабудавалі індывідуальныя забудоўшчыкі.

У вёсцы маецца сярэдняя школа, паштовае аддзяленне, радыёвузел і кінаустаноўка. На беразе ракі Бяразіна і у цэнтры вёскі закладзены паркі. Праведзена азяляненне многіх вуліц.

У грамадскіх будынках, у дамах калгаснікаў, у кватэрах рабочых і служачых гараць лампачкі Ільіча. (Шчаблыкін Н. Новыя Шацілкі//Ленінская перамога.-1952.-21 снежня)

З 8.01.1954г. Шацілкі ускладе Гомельскай вобласці.

У 1954г. на правым беразе р. Бярэзіна закладзены фундамент Васілевіцкай ДРЭС (дала ток у 1958г.), будаўніцтва якой садзейнічала развіццю пасёлка і росту яго насельніцтва. Агульная колькасць насельніцтва вёскі Шацілкі і пралягаючых да яе пасёлкаў чыгуначнай станцыі Шацілкі і Васілевіцкай ДРЭС складае 6421 чалавек. (Справка исполкома Паричского районного Совета депутатов трудящихся о необходимости преобразования д. Шатилки в городской посёлок. Декабрь 1956г.).

З 30.12.1956г. Шацілкі — гарадскі пасёлак, з чэрвеня 1960г. цэнтр Парыцкага р-на. З 1961 – горад раённага падпарадкавання, 29.07.1961г. – перайменаваны ў Светлагорск, а Парыцкі р-н – у Светлагорскі. З 1963г. Светлагорск – горад абласнога падпарадкавання.

1961год — суднабудаўнічая верф пабудаваная у гады першай пяцігодкі рэканструіравана ў завод зборнага жалезабетону. У 1962г. уступіла ў строй першая чарга Светлагорскага завода жалезабетонных вырабаў і канструкцый.

1964 год – пачаў дзейнічаць завод штучнага валакна (вытворчае аб’яднанне “Хімвалакно”).

1966 год – пачалося будаўніцтва цэлюлозна-кардоннага камбіната.

1971 год — цэлюлозна-кардонны камбінат даў першыя метры абгортачнай паперы.

Светлагорск забудоўваецца паводле генеральнага плана, распрацаванага ў 1976г. інстытутам “Белдзяржпраект”.

1996 год – горад трэці на Гомельшчыне па колькасці жыхароў.

Библиотекарь городской библиотеки №1: Т.С. Русинович

[свернуть]
Слово о председателе: Головоченко Николай Фёдорович

Головоченко Николай Фёдорович, бессменный председатель колхоза имени К.Маркса, проработавший на этой должности 30 лет, родился 15 января 1926 г. в семье колхозников в д. Любань Октябрьского района. Николай Фёдорович никогда не видел своего отца: он родился через 2 месяца после его ухода в армию, где вскоре отец и погиб. Дедушка и бабушка заменили ему родителей, с ними прошли и школьные годы Николая, и годы военного лихолетья. В 1944 году он попал в деревню Лучин, что в Рогачёвском районе, а позже был угнан в Германию на каторжные работы.

После освобождения, в 1945 году вернулся домой и был призван в армию. Служил в артиллерийских войсках, обучался в разведдивизионе по специальности военный фотограф. В 1951 году, после возвращения из армии, поехал в Минск в строительную школу, где учился на мастера – строителя. Там же получил и вторую профессию – мелиоратора. Решив связать свою жизнь с сельским хозяйством, Николай поступает на заочное отделение Марьиногорского сельскохозяйственного техникума. Одновременно начинает работать в Паричской МТС. Налаживается и личная жизнь Николая Фёдоровича. Здесь встретил свою будущую жену и уже летом сыграли свадьбу.

Начало 50-х годов – это не только годы массового строительства жилых домов и квартир для людей, потерявших годы Великой Отечественной войны собственное жильё, восстановление неработающих предприятий и учреждений, но и поиск путей развития отстающих колхозов. Страна остро нуждалась в продуктах питания. 25 марта 1955 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О мерах по дальнейшему укреплению колхозов руководящими кадрами», в котором партийным и советским организациям предлагалось подобрать не менее 30 тысяч добровольцев для руководящей работы в колхозах. На призыв партии и правительства откликнулось более 100 тыс. человек. Из них было отобрано свыше 30 тыс. наиболее квалифицированных и опытных работников. Их стали называть «тридцатитысячниками». Большинство «тридцатитысячников» было избрано в последующем председателями колхозов. Так сложилась и судьба Николая Фёдоровича Головоченко. Местное партийное руководство заметило толкового, ответственного парня, и он одним из первых получил направление в один из колхозов Паричского района.

15 марта 1955 года молодая семья переезжает в деревню Вежны — центр колхоза имени Карла Маркса, где Николаю Фёдоровичу предстояло работать агрономом. Чувствуя недостаток знаний, он поступает на заочное отделение Горецкой сельскохозяйственной академии. А уже 18 февраля 1958 года на общем собрании колхозников его избирают председателем колхоза. Тогда ему исполнилось всего 32 года. Сельчане поверили в молодого энергичного парня. На протяжении 30 лет он являлся вначале надеждой, а затем и гордостью сельчан, пользовался непререкаемым авторитетом и уважением.

От своего предшественника Т.А. Дашковского ему в наследство досталось 670 голов крупного рогатого скота и 1880 га пахотной земли. За всем этим осуществляли уход около 700 колхозников. Труд был ручной. Это уже после 60-х годов при расформировании Паричской МТС хозяйству выделили 5 тракторов. А до этого и пахали, и сеяли, и корма заготавливали, и грузы перевозили лошадьми. А гужевой транспорт разве можно сравнить с современными тракторами и сельхозмашинами? Если вручную засеивалось сеятелем за световой день 2 гектара земли, то нынче современной технике под силу засеять за это время все 70.

Не ради славы, личного благополучия, «боролся» Николай Фёдорович за каждый дополнительный центнер зерна, грамм привеса, литр молока, за экономию каждой колхозной копейки. И хотя не стал колхоз имени Карла Маркса миллионером, долгов у него тоже не было. Постепенно увеличивался машинно-тракторный парк. К концу 70-х годов в колхозе уже имелось 20 тракторов, 12 автомашин, 6 комбайнов, 10 тракторных сеялок и других сельскохозяйственных машин. Но особое внимание руководитель уделял увеличению поголовья скота. Его численность возросла в 60-е годы до 3-х тысяч голов. Для того времени это был хороший показатель.

За годы руководства Н.Ф.Головоченко колхоз имени Карла Маркса экономически окреп, постепенно развивался. Стала расти заработная плата колхозников, Николай Фёдорович понимал, что это один из самых верных стимулов результативности работы каждого работника. А людей своих председатель ценил. Для него было неважно, специалист это или простой работник колхоза. Главное – отношение к делу. И сам стремился быть примером ответственного отношения ко всему, что происходило в колхозе. Если в течение дня не успевал побывать на какой-то ферме, то просыпался ночью и отправлялся делать обход животноводческих помещений. «По-другому просто не мог», — вспоминал Николай Федорович. Старания давали свои результаты. На щедрых секеричских торфяниках одна из бригад колхоза выращивала небывалый урожай картофеля –по 300 центнеров с гектара. Бригадир этой бригады Петух Николай Иванович – дважды награждался орденом Трудового Красного Знамени. За производственными буднями не забывал руководитель и о жизни села. За годы его работы построены фельдшерско-акушерские пункты, почтовое отделение, магазин, новое правление колхоза, школа, позже Дом культуры, комбинат бытового обслуживания, были заасфальтированы дороги. Много теплых слов в адрес Николая Фёдоровича можно и сегодня услышать от тех, с кем пришлось ему работать. Дважды избирался он депутатом областного Совета депутатов, неоднократно — районного Совета депутатов.

За высокие показатели сельскохозяйственного производства Н.Ф.Головоченко в 1966 году был награждён орденом «Знак Почёта», а через год на его груди засверкал орден Трудового Красного Знамени.

«Я человек активный жизненной позиции. Мне до всего есть дело, никогда не мог пройти мимо школы, клуба, чтобы не заглянуть туда». Не уходил от проблем не только производственного, но и личного плана своих подчиненных, не оставлял без внимания личные проблемы своих колхозников. Их заботы всегда были моими. Знал по имени и отчеству каждого местного жителя», – рассказывал Николай Фёдорович.

Труд для него был работой и отдыхом. Иной жизни для себя Николай Фёдорович Головоченко не представлял.

Библиотекарь Вежновской сельской библиотеки: В.В. Ломако

[свернуть]
Так было. Воспоминания Алексеенко Ганы

Родилась я 15 мая 1915 года в деревне Александровка. Когда началась война, мужа моего сразу же и забрали. Осталась я одна с сыном. Мы уже жили в Боровиках к тому времени. Сын у меня был маленький еще. Ох! И намучалась я с ним. За пазуху прятала от дождя, когда все люди и я с ними были в лесу, собою накрывала и все равно не уберегла, заболел и чуть не умер.

В нашей деревне немцы стояли на кладбище. Там было всё их заведение. Все время по деревне шастали. Забирали всё, что попадалось на глаза. Ко мне во двор зашёл такой огромный немец с автоматом на шее и начал требовать масло. Я ему говорю, что нету у меня коровы, так он дуло автомата к груди приставил. Я испугалась, думала, что пристрелит и заплакала. Тогда он повернулся и ушёл. В других дворах слышны были крики, ругань, даже выстрелы раздавались. Грабили людей сволочи, не жалели никого, ни малого, ни старого.

Потом какой-то карательный отряд ходил и сжигал деревни. На троицу Шупейки сожгли. Стоял крик, лямант. У нас и в Боровиках и то слышно было. За Шупейками начали гореть Селищи, Еланы, Хутор. Все деревни вокруг горели, только Боровики не тронутые остались. Они, эти немцы-каратели бросали людей в огонь живыми.

Молодёжь в Германию увозили, так уже кто спрячется так и хорошо. В основном молодые парни и девчата в лес уходили, в партизаны. Мы часто прятались на “Куренях” в Урочище “Выдрица”. С малыми детьми тяжело было очень. Ляжешь в ложбину, вожмёшься в мох так и пролежишь до вечера, пока всё стихнет.

Однажды пошла я по бруснику в лес. В тот год её было много. Иду и вижу лежит пятеро наших солдат без голов, а головы их в касках недалеко. Ну и испугалась я. Быстрее оттуда ушла и вновь вижу человека – лежит он на куче песка весь голый без единой одёжки. Видно выкопали его из могилы, да и сняли с его одежду. Сначало страшно было смотреть на мёртвых людей, а потом пообвыклась и уже не так страшно стало.

Помню мать моя уже в госпитале работала. Пойду я к ней и вижу, за сараем наложено этих солдатиков!! Поумерали бедные, так их соломой прикроют, вот и лежат они. Потом их в осинник перенесли и похоронили, а уже после, сюда в братскую могилу. Да что, уже одни косточки остались, да и те мхом пообрастали.

Как начнётся бой, так такой гул стоит, что аж страшно. Самолёты так и стелются по земле. Снаряды только и слышно ухают. Мы прятались на Куренях и слышали “В атаку”!

Кругом дым, копать. Людей, убитых много было. Кругом кровь, одежда, куски рук, ног. Ну и ужас был. Не дай бог такому вновь повториться. Пусть её никогда не будет этой войны.

Рассказывали мне, что мужчины из Александровки прятались в болоте. А потом думали подползём, посмотрим, что там происходит в деревне. И тут немцы как начали бомбы кидать, так всех поубивали. Вот и спрятались на свою голову. Ещё рассказывали, одна женщина рассказала своей тетке сон, что кормила своим молоком немцев, как раз она собиралась идти в Александровку, а тётка та и говорит, что не ходи, а то убьют они тебя. Не послушалась она и пошла. Около самой деревни встретили её два брата — они в полиции служили и забрали с собой. Она ещё помогла их жёнам пшеницу сжать, а потом они её в лес завели и расстреляли. Вот ведь как сон сбылся. Потом муж её узнал и приехал за ней. Ночью выкрал её и до самих Селищ на себе тащил. Там и похоронили её.

В Шатилках были пленные. Лагерь вроде у них там был. Так как проходишь мимо, а они руки протягивают: “Тёточка дайте хлеба”. Сами худые, чёрные, грязные в колючую проволоку окутанные, страшно смотреть. Да если бы хоть буханку хлеба с собой взяла, то может и дала бы им, а так что давать? Да и немцы с автоматами недалеко были, как увидят, что хлеб дала, убьют сразу. Жалко их было очень этих несчастных пленных. Рассказывали, как уже людей после боя собирают, чтобы хоронить, так в руках у них земля и трава. Как человек падает раненный он руками хватает землю вот она и остаётся. Потом сколько не разжимали им руки, никак невозможно им разжать.

Однажды пошли мы со своей подругой в Шатилки зерно молоть. И встретили нас полицаи. Что стукнуло в голову одному из них, он и говорит: Это они зерно мелют, а потом партизанам хлеб пекут и, если бы в это время не тревога, расстреляли бы нас. Полицай только когда бежал, то в ухо подружке саданул, она и упала без памяти. Я её еле растормошила, и мы быстрее убежали. С тех пор она оглохла и сейчас не слышит. Вот ведь какая у неё память от войны осталась.

Не знаю, что уже и рассказывать. Если бы рассказать всё что с нами было, то наверно и бумаги не хватило бы. Самое, может быть, главное рассказала, чтобы у вас было понятие что такое война. Это самое страшное в мире и пусть её никогда не будет, пусть никогда она не повториться.

Библиотекарь Боровиковской сельской библиотеки: Т.Я.Коновалова

[свернуть]
Простор родных урочищ

Он должен быть у каждого, свой дом,
Простор родных аулищ и урочищ.
Познай его любовью и трудом —
Ты мир как сад украсишь и упрочишь.

Пройду все тропы, в связи все ввяжусь,
Томленьем ведать дали одержимый,
И, вздрогнув, сам однажды окажусь
Душой и памятью земли любимой.

Глубь недр пойму, и сроки углублю,
И с гордостью скажу родному краю:
Люблю и знаю. Знаю и люблю.
И тем полней люблю, чем глубже знаю.
Юрий ЕФРЕМОВ.

Урочище — что это за место? Урочище — любая часть местности, отличная от остальных участков окружающей местности. Например, это может быть лесной массив среди поля, болото или нечто подобное, а также участок местности, являющийся естественной границей между чем-либо. Таким образом, урочищем иногда называют и отдельно стоящие небольшие населённые пункты, поскольку они выделяются на окружающей местности.

Названия урочищ стали стираться из памяти людей. Умирают старики, а вместе с ними уходит и память урочищ.

Богаты окрестности аг. Печищи природными достопримечательностями. Лесные массивы, болота, на которых расположены урочища, прорезаны окопами, на полях, где раньше находились хутора и лесополосы, выращивают сельскохозяйственные культуры.

Борок – лес, кустарник на окраине Печищ. За деревней зелёным оазисом раскинулся Борок. Лес в этом месте был не густой и не дремучий. Сельские ребятишки любили ходить в этот лесок за ландышами.

Кунное 1 и Кунное 2 – поля, бывшие хутора. Леса вокруг хуторов были богаты не только ягодами, но и мелкой дичью. Посевных площадей было немного, но земли были плодородные и засевались зерновыми культурами. В настоящее время территория полей используется в сельскохозяйственных целях.

Леверды – некогда это была поляна среди леса, где стоял густой лес( дуб, орешник, граб), где было стойло для животных и росла черемша. В нашей стране черемшу ещё знают как леверду.

Липки – Название пошло от того, что здесь росли липы. Сегодня — это сельскохозяйственные земли, систематически обрабатываемые и используемые под посевы сельскохозяйственных культур.

Мольчанское – лесной массив с востока от Печищ, в 5 км по просёлочной дороге напрямую к деревне Мольча.

Мигаи – поле, бывший хутор. Название пошло от того, что на этом месте жил крестьянин по имени Мигай, он был предком теперешнего рода Мигаёв, которые и по сей день живут в Печищах.

Селищи – поле, на въезде в Печищи, сразу за МТФ. Некогда на этом месте, по рассказам стариков, стоял хутор. Время безжалостно, оно быстро стирает следы присутствия людей — от хутора не осталось даже еле различимых следов.
Кругом был лес, с огромными деревьями, но их вырубили. Там, где был лес, стало поле.

Тхоров – вероятно, что урочище «Тхоров» являлось родным домом лесного хорька — типичного жителя лесных массивов, хотя, его можно встретить в самых неожиданных местах, куда он иногда забегает в поисках пищи. Можно предположить, что отсюда и пошло название урочища.
А сразу за ним виднеется «Фонд».

Липки

 

Кунное

 

Мигаи

 

Фонд

Фонд – лес, поле, сенокос. Когда-то здесь имелась так называемая запасная (фондовая) земля.

Библиотекарь Печищанской сельской библиотеки: Т.В. Легенькая

[свернуть]
Одна беда на всех: Великая Отечественная война в истории деревни Чкалово

Вайна. Кароткае і страшнае, як выстрал слова. Чкалаўцы праводзілі на фронт сваіх землякоў. Прыціхлі людзі, прыціхла веска, не спявалі галасістыя дзяўчаты па вечарах свае звонкія песні. Самым жаданым у весцы стаў паштальён .Але ён мала прыносіў суцяшальнага. Паштальёнам працаваў Заяц Рыгор Цярэнцьявіч, потым Шульга Ганна Яўменаўна.

Першай ахвярай фашыстаў у 1941 годзе стаў Пальчык Павел Міхеевіч, які даглядаў пчол. Калі ехалі па вёсцы фашысты, ён узбунтаваў пчол, тыя і наляцілі на карнікаў. За гэта яго і растралялі на месцы. Усе больш трагічныя, пахавальныя весткі прыносіў паштальён. З’явіліся першыя ўдовы, першыя сіраты… Перад самым прыходам фашыстаў калгасную жывёлу, машыны, трактары адправілі на Усход.

У час вайны ўраджэнцы вёскі, як і ўвесь народ, змагаліся з гітлераўскімі захопнікамі. Грамілі фашыстаў, як на фронце, так і ў тылу. Многія жыхары вёскі пайшлі ў партызаны ў бліжэйшы партызанскі атрад імя Чапаева. Брыгада базіравалася ў раёне вескі Вузнаж. Першымі пайшлі ў партызаны Шульга Іван Маісеевіч, ён жа быў і арганізатарам, Празаровіч Сцяпан Адамавіч, Юдзенка Анатоль Рыгоравіч, Дземідзенка Леанід Адамавіч, Шылянок Рыгор Адамавіч, Юдзенка Леанід Леўкавіч.

У вёсцы арганізавалася невялікая падпольная арганізацыя. У яе склад уваходзілі Шульга Іван Маісеевіч, Празаровіч Сцяпан Адамавіч, Васілеўскі Іван Герасімавіч, Галіцкі Пятро Стасевіч. Яны здабылі радыё, слухалі Маскву, пісалі лістоўкі ад рукі, распаўсюджвалі сярод аднавяскоўцаў і ў суседніх вёсках. Мелі сувязь з партызанамі. У 1942 годзе немцы арыштавалі іх і завезлі ў Васілевіцкую камендатуру. Праз некаторы час ва ўрочышчы Рубанцы за Васілевічамі яны былі расстраляны фашыстамі.

Адзін за другім наносілі партызаны жорсткія ўдары па ворагу. Немцы арганізавалі некалькі карных экспедыцый. Напалоханыя смелымі рэйдамі партызан, злосныя ад неўдач, карнікі у 1942 годзе расстралялі 8 жыхароў вёскі, сярод іх было 4 дзяцей, самай малодшай было каля 1 года.

У чэрвені 1943 года разыгралася адна са страшнейшых трагедый вёскі. Немцы пачалі паліць навакольныя вёскі. Жыхары вёскі Чкалава пачалі выбірацца ў лес. Там будавалі зямлянкі, курані. Забралі з дому адзежу, яду, кароў і іншую жывелу. Але многія старыя не захацелі пакідаць сваю хату, вёску.

17 чэрвеня 1943 года фашысты пачалі прачэсваць лес, сустракаючы людзей, яны іх лавілі і гналі ў вёску.Закружную Марыю Яфрэмаўну немцы расстралялі ў зямлянцы. Злоўленых у лесе і застаўшыхся ў вёсцы, фашысты сагналі ў адно месца. Тут былі старыя, жанчыны, мужчыны, дзеці. Людзі не разумелі, чаго ад іх хочуць, або дакладней не хацелі разумець, менш за ўсе не хацелі думаць у ясны, сонечны дзень аб смерці. Дарослыя стаялі маўклівыя, засяроджаныя, дзеці з затоеным страхам глядзелі на нелюдзяў з аўтаматамі на грудзях. У гэты чорны, трагічны дзень, карнікі загналі жыхароў вёскі ў хлеў Яўланава Сямена Адамавіча. Людзей закрылі ў хляве і падпалілі яго. Ушака Ціта Міронавіча 1863 года нараджэння карнікі выгналі з хаты, прывязалі да вушулы каля варот, дом падпалілі. Так ён і згарэў разам з пабудовамі. У гэты ж дзень была спалена і ўся вёска Чкалава, згарэлі ўсе пабудовы. Ад вёскі нічога не засталося. Таксама былі спалены і суседнія вёскі Пажыхар і Хатыні. У чорны трагічны дзень 17 чэрвеня 1943 года зажыва згарэла 17 жыхароў вёскі, дарослыя і дзеці. Імёны ўсіх вызначаны.

Але нядоўга заставалася карычневай чуме тварыць брудныя справы на нашай зямлі. 21 лістапада 1943 года байцы 354 стралковай дывізіі 1203 стралковага палка з удзелам партызанскага атрада імя Кірава вызвалілі вёску Чкалава.

Але вёска ляжала ў руінах, страшна чарнелі коміны спаленых хат. Выжыўшыя жыхары вярталіся з лесу, будавалі жылле – хто зямлянкі, хто курані. Не ўсе чкалаўцы вярнуліся і з фронту. Шмат аднавяскоўцаў загінула на вайне і прапала без вестак. Разам з жыхарамі вёскі Пажыхар гэта 64 чалавека. Хто загінуў у першы год вайны, а хто і ў пераможны май 1945 года у Берліне.

Але нішто не забыта, ніхто не забыты. У цэнтры вёскі знаходзіцца брацкая магіла, дзе пакоіцца прах спаленых і расстраляных жыхароў вёскі (24 мірных жыхароў). Сумна ківаюць сваім веццем дрэвы, нешта шэпчуць свае, лагоднае, як бы спяваючы гімн тым, хто пакоіцца ля іх падножжа. Побач усталявана пліта, на якой высечаны словы: “Мирным гражданам – жертвам фашистских оккупантов 1941 – 1945». У 1965 годзе на магіле пастаўлена стэла з барэльефнаю выяваю старога і жанчыны з дзіцем.

Другі помнік у цэнтры вёскі, каля школы. У знак шанавання памяці зямлякоў, якія загінулі у Вав, у 1965 годзе быў насыпаны курган, на якім размясціўся помнік-скульптура воіна з аўтаматам у руках. У 1985 г. скульптура была заменена на стэлу з барэльефнай выявай. Помнік складаецца з некалькіх кампазіцый. У цэнтры на кургане знаходзіцца стэла, на якой размешчана выява Ордэна Вялікай Айчыннай вайны. На барэльефе, які знаходзіцца злева, адлюстраваны эпізод з ваеннага мінулага салдат, які выражае мужнасць і рашучасць змагароў. На барэльефе справа адлюстраваны момант Перамогі. Дзяўчынка аддае салдату кветкі. Шануюць суровую памяць сваіх землякоў чкалаўцы. Кожны год у Дзень Перамогі і другія значныя святы прыносяць яны кветкі, вянкі. Тут заўседы адбываюцца ўрачыстыя мітынгі.

Библиотекарь Чкаловской сельской библиотеки: Е.В. Шульга

[свернуть]
Маленький человек с большой судьбой

Крук Вадим Васильевич, художник – любитель, самоучка. Рисует в основном природные пейзажи и места своей молодости.

Родился Вадим Васильевич 5 мая 1939 года в деревне Круки, Светлогорского района. Всех детей в семье было пятеро. Вскоре наступила война. Из раннего детства помнит немцев, которые оккупировали деревню и пришли в их дом, и то, что в 1944 году деревню освободили, а мать в это время сильно заболела и умерла. Четверых младших детей из семьи определили в Щедринский детдом. Здесь Вадим Васильевич рос и учился, стал увлекаться живописью. После семи классов послал несколько рисунков в Могилёвское художественное училище. Из училища пришёл ответ, что берут, но нужно было снимать жильё, так как общежития при училище не было. Денег на жильё детдомовцу взять было негде, и с мечтой пришлось рас-статься.

Вот что рассказывает сам Вадим Васильевич из своих воспоминаний «Позже нас, детдомовцев, собрали со всей Белоруссии, всего было 55 человек, и отправили в Россию, в речное ремесленное училище. Работали по специальностям — кто механиком, кто рулевым. Меня определили крановщиком в порт в город Горьки. Спустя некоторое время я по комсомольской путёвке уехал в Донбасс в город Шахты. Я ещё в детстве мечтал ра-ботать шахтёром, и сбылась моя детская мечта. Но очень захотелось увидеть свою Родину, и я с другом детства, тоже детдомовцем, поехали в Беларусь, в Гомель. Хотели устроиться на работу в порту, но нас не приняли, так как места крановщиков все были заняты. Мы снова вернулись в Горьки, где мне удалось устроиться на самоходку, на паровой кран. Плавали по Волге, развозили продукты по городам и выполняли другие работы. Потом нашу самоходку списали, так как она выработала свой ресурс. Команду расформировали кого куда, а меня направили в Костромской порт.

Как-то раз приехали в тот порт представители «Марийского бумажного комбината» из города Волжск покупать кран. Я с ними познакомился, пообщался, и они пригласили меня к себе на работу. Спустя некоторое время я собрался в дорогу, и в пути приключилась со мной беда. Когда пароход сделал остановку в г. Кинешма, я сошёл на берег полюбоваться окрестностями. Возле базара меня ограбили, отобрали деньги и верхнюю одежду. Хорошо, что я был речником, и мог плавать без билета. И вот я добрался до места назначения. Меня принял начальник участка, но сказал, что на работу взять не может, так как было в то время большое сокращение работников. И что мне оставалось делать? Без денег, без еды, раздетый. Мелькнула только одна мысль: идти грабить магазин, чтоб забрали в милицию, а там — тюрьма. Я шагнул к двери, но, наверное, у меня было такое выражение лица, что начальник всё понял, и спросил вдруг: «Ты, наверное, из детдома?». Я рассказал ему о своей беде и повинился в том, что хо-тел сделать. Он позвонил директору, и меня приняли на работу крановщиком в порт. А потом армия.

Служил я в Грузии инструктором, обучал лётчиков полётам на тренажёрах. Места там были красивые, протекала горная река Натанеби. У меня было много свободного времени, и я стал писать картины маслом. Писал и для своих сослуживцев, которые заказывали картины на память о службе. Прослужил 3 года. Начальство просило остаться сверхурочно, но хоте-лось пожить на гражданке. Я поехал в Россию навестить свою старшую сестру, в поселок Локоть. Потом переехал в Брянск, устроился на работу, женился. В оставшееся время ходил по квартирам и разрисовывал краска-ми межкомнатные стеклянные двери, тогда это было в моде.

В 1991 году решили с женой переехать в Белоруссию, устроился на работу на Светлогорскую овощную фабрику. Долгое время не рисовал, а совсем недавно решил вспомнить молодость. Попробовал рисовать акриловыми красками, получилось. Начал со своего дома, разрисовал забор, веранду, стены в доме. Потихоньку стал писать картины».

В настоящее время Вадим Васильевич проживает в деревне Якимова Слобода Светлогорского района, супруга недавно умерла. После смерти жены переехал жить к дочке в Светлогорск, но вернулся в свой дом. Говорит, что не может жить в квартире, тянет его на природу, в места, которые ста-ли для него второй родиной. Восемнадцать своих работ художник подарил Якимовослободской сельской библиотеке, несколько работ подарены местной школе и Якимовослободскому СДК.

Библиотекарь Якимовослободской сельской библиотеки: С.В. Обух

[свернуть]
Усадьба Пущиных в Паричах

Усадьбы, как центры фальварочно-барщинной системы хозяйствования стали возникать на бобруйщине с конца XVI столетия и формировались в начале XVII века. Считается, что Паричский двор (усадьба) был основан в середине XVI века.

Все усадебные постройки, несмотря на их бессистемность, разделялись на три части: жилую, фольварково-барщинную и специальную.

Жилые постройки состояли из дома, где жили пан или управляющий имением, и жилых флигелей. Рядом с большим домом стояли два меньших. Далее за жилыми домами была пекарня, кухня, избушки для закваски кваса, хранения овощей, хранения вещей и всего необходимого. Все жилые и нежилые постройки были покрыты дранкой, а сам двор был обнесен изгородью. Усадьба стояла на берегу Березины.

Отдельно от жилого и хозяйственного строения в усадьбе находились фольварковые строения. Далее находилась обора для рогатого скота.

Усадебное гумно состояло из двух токов, за гумном была мельница.

Специальная застройка состояла из винокурень для изготовления выпивок. Винокурня стояла с другой стороны усадьбы над рекой Березиной. В ней было 3 горна для водки и 1 для других напитков. При винокурне находилась пекарня для изготовления солода и брожения напитков. Также возле винокурни было две хатки, по-видимому, для жилья мастера и других надобностей.

При винокурне находилась баня с сенями. Тут же при речке стояла мельница на одно колесо. При водной мельнице была гута, где производилось железо.

Паричская усадьба располагала 9 волоками пашни и сенокосом.

Постройки Паричской усадьбы с XVII века неоднократно перестраивались, но комплекс построек оставался неизменным. В XVIII и XIX веках упомянаются: большой усадебный дом, несколько флигелей, баня, мельница, винокурня, пекарня, конюшня, хлева и другие хоз. постройки.

Для обучения крестьянских мальчиков помещиком Пущиным в отдельном доме была обустроена школа. При самом фольварке Паричи была возведена церковь. Действовал сахарный завод.

В XIX веке при усадьбе был устроен обширный парк.

Владельцы Паричского имения практически никогда не жили в своем имении. Исключение составляет только Михаил Иванович Пущин, живший в Паричах постоянно с 1830 – 40-х годах и временами до 1869 года. Его жена, Мария Яковлевна, после смерти мужа постоянно с 1869 по 1895 год находилась в Паричах, но жила не в усадебном доме, а в одном из флигелей. В 60 – 70-х годах XIX века в пустом господствующем доме размещалась спальня для детей, учившихся в Паричском женском духовном училище, открытом М.Я. Пущиной на территории усадьбы. Это училище занимало и флигели усадьбы.

В 1863 году на территории усадьбы была возведена каменная церковь, ставшая затем училищной. Церковь обслуживала семью помещика, местную знать. В нее не пускали бедных и крестьян.

Уроженец Парич П.Р. Севрюк, вспоминая свое детство, дал краткое описание усадьбы Пущиных, которое дает некоторое представление об усадьбе начала XX века: «На краю местечка была усадьба помещика Пущина с роскошным парком и садом за высоким забором из трехметровых дубовых кольев. При усадьбе – дома для дворни и огромный двор с конюшнями и коровниками. Примыкал к усадьбе закрытый женский пансионат для дочерей духовенства и помещиков Минской, Могилевской и Витебской губерний».

Более 100 лет, с 1797 по 1917 год Паричская усадьба принадлежала роду Пущиных.

Библиотекарь Паричской горпоселковой библиотеки: О.В. Короленя

[свернуть]
Усяму пачатак тут, у краі маім родным... Леанід Шчэрбін

Маё апавяданне, пра зямляка-аднавяскоўца, журналіста, паэта Леаніда Шчэрбіна. Леанід Пятровіч Шчэрбін нарадзіўся ў 1950 годзе на Светлагоршчыне ў вёсцы Вялікая Людзвінаўка ў рабоча-сялянскай сям’і, якая складаецца з 6 чалавек. Пасля васьмі класаў Давыдаўскай СШ паступіў і паспяхова скончыў прафтэхвучылішча будаўнікоў у горадзе Макееўка Данецкай вобласці. Працаваў на новабудоўлях Данбаса. Пасля службы ў радах Савецкай Арміі паступіў у Белдзяржуніверсітэт імя У. І. Леніна на факультэт журналістыкі дзённага навучання, атрымаў кваліфікацыю прафесійнага журналіста. Працаваў у Кастрычніцкай, Хойніцкай, Нараўлянскай, Ельскай раённых газетах на розных пасадах. Працаваў журналістам у шматтыражцы “Хімікі” і рэдактарам радыёвяшчання ПО »Хімвалакно». Многія гады ўзначальваў адзін з аддзелаў у раённай газеце «Светлагорскія навіны». З’яўляецца членам Беларускага саюза журналістаў. У кнізе “Бераг дзяцінства” напісаны вершы, паэмы і проза. Хачу падзяліцца тым, чым уразіла мяне паэзія Леаніда Шчэрбіна.

Паэзія Леаніда Шчэрбіна – гэта асэнсаваная аповесць пра жыццё, якое было і жыццё, якое ёсць. Тое жыццё, якое выхавала асобу са сваімі поглядамі, адносінамі да роднай зямлі, да людзей і прыроды. Нездарма ў многіх вершах ён звяртаецца да дзяцінства, у якім і былі закладзены асновы ўспрыняцця прыроды, жыцця і навакольнага асяроддзя.

Вельмі тонка адчувае паэт прыроду, яе настрой. Прырода ў яго жывая, трапяткая. Паэт прыкмячае рэчку, якая “молодится в кубушки из спелой водицы”. Яна, рэчка, асацыіруецца ў яго з цёплым летам, з крыніцай, булькатанне вады якой нагадвае мелодыі знакамітага венгерскага кампазітара Ліста. А якія трапяткія, выразныя метафары і эпітэты падбірае паэт, каб паказаць прыход вясны:
А март расцвёл…
Весна в окошко
Стучит
Комочками тепла.
И сыплет с крыш
Лучи – серёжки
Капель прозрачная
Звеня.

Любіць паэт сваю родную вёску, якая дала яму крылы ў жыццё:

Мне люба деревня
В мотиве пейзажа.
С названием древним,
С церквушкой на страже.
Парные колодцы
С водой родниковой:
Как выпьешь до конца –
Воспрянешь здоровьем.
Тут дом под рябиной
В дождях листопада,
Зовётся родимой –
Другого не надо.

Гэта яго малая радзіма, родны дом.

А якое трапяткое прабуджэнне вёскі мы бачым у вершы “Цветущая тихая заводь”, дзе “уж слышен колодезный визг. Подойник звенит вдохновенно под струйкой молочною брызг”.

Гэта яго, Леаніда Шчэрбіна, бераг дзяцінства і наш таксама, бо мы тут нарадзіліся, мы тут гаспадары, гэта наша родная зямля. Яна нас поіць і корміць, выпраўляе ў далёкі шлях. А потым чакае, калі мы вернемся, бо дзверы нашага дзяцінства адкрыты насцеж, і нам тут заўсёды рады.

Кранаюць нас вершы, прысвечаныя роднай зямлі, роднаму краю:
О край родной!
Моя землица!
Мне без тебя не жить…

Паэт ласкава называе зямлю “моя землица”, а край “мой край журавлиный, льняной и рябинный, озёрный до блеска…”

Поўныя пяшчоты словы пра маці і яе рукі ў вершы “Руки матери”
Рукі маці “как вёсны добрые. Шершавые, в родинках. Руки, вобравшие слёзы, радость сыновнюю, горе – белые, как берёзы, с робкою дрожью до боли».

У паэта маці асацыіруецца з Раздімай. “Моя Родина так похожа на женщину-мать”.

У сваіх вершах аўтар быццам прымушае нас азірнуцца назад і пераацаніць матэрыяльныя каштоўнасці глыбінкі, яшчэ раз асэнсаваць жыццё сапраўднае, а не ўяўнае. У гэтым сэнсе паказальны вершы “Шепчет мороз под ногами”, “Суетливая жизнь”, “Мне люба деревня”.

Вершы паэта чытаюцца лёгка, яны зразумелы, і я вельмі рада, што і на нашай зямлі ёсць свае паэты.

Библиотекарь Давыдовской сельской библиотеки: И.Н. Мицкевич

[свернуть]
И вашим именем прославлен город. Пущины

Пущины. Эти фамилии знакомы нам чуть ли не с первых школьных лет. Между тем, Пущины — древний дворянский род, имевший, кстати, свой герб, найденный после долголетних и кропотливых поисков работниками главного архивного управления Министерства культуры в конце восьмидесятых годов. В истории Пущины неотделимы от А. С. Пушкина. «Мой первый друг, мой друг бесценный» — эти строки великий русский поэт адресовал Ивану Ивановичу Пущину, с которым они учились вместе в Царскосе́льском лице́е — привилегированное высшее учебное заведение для детей дворян в Российской империи, действовавшее в Царском Селе с 1811 по 1843 год.

Свои знаменитые «Заметки о встречах с Пушкиным на Кавказе», которые высоко оценил Лев Толстой, Михаил Пущин написал в Паричах. Находится этот городской поселок в 30 километрах от Светлогорска. Здесь же, в Паричах, написал он и свои воспоминания, которые его племянница передала редактору «Русского архива» Петру Ивановичу Бартеневу. Они были опубликованы в 1908 году в восьмом номере этого журнала.

В апреле 1797 года император Павел подарил адмиралу Петру Пущину на вечное владение поместье в Паричах Минской губернии. По-разному сложились судьбы братьев-декабристов Пущиных, а их было два Иван и Михаил. Иван был приговорен к смертной казни, которую заменили 20 годами каторги. А Михаил — офицер гвардейской конной артиллерии, капитан лейбгвардии, командир конного эскадрона, затем судья Московского надворного суда — входил в «Союз спасения», «Союз благоденствия», а потом в Северное общество декабристов. Активно участвовал в подготовке восстания на Сенатской площади. 14 декабря 1825 года был на ней в первых рядах. Лишенный гвардейского чина, дворянского звания, рядовым солдатом штурмовал крепости Ереван, Нахичевань, Карс, награжден двумя орденами, возведен в чин подпоручика. По приказу Николая Первого ему запретили участвовать в гражданской жизни страны.

В 1835-м окончательно поселился в отцовском имении в Паричах. Здесь Михаил Иванович только усилил свое стремление к милосердию и справедливости. Именно поэтому уволил управляющего имением Петра Бельковского, который забирал у белорусских крестьян мешками зерно и свозил в свой сарай, а потом продавал.

Пущин нанял доктора, открыл больницу и аптеку, приобретал и раздавал бесплатно нуждающимся пшеницу, рожь, ячмень…
Но, конечно же, основной заслугой его и верной спутницы жизни Марии Яковлевны было открытие женского училища Духовного ведомства, которое тогда было первым в Беларуси. У Марии была заветная мечта – открыть хоть маленькое училище для дочерей священников. И она осуществилась.

Для училища Михаилом Пущиным был построен первый кирпичный храм и освящен в честь небесной покровительницы жены – Марии Магдалины. В 1860 году Михаил Иванович снова поступил на государственную службу. Пять лет состоял в Минске членом правительства в «губернском по крестьянским делам присутствии», многое делал для облегчения участи сельчан. В 1867 году Михаил Иванович стал генерал-майором, был назначен комендантом Бобруйской крепости «с содержанием 2418 рублей». Но царская милость запоздала. Здоровье было подорвано. И через два года его не стало.

Умер Михаил Пущин в Бобруйске, с разрешения Минского епископа Александра похоронен в Паричах в церкви св. Марии Магдалины у алтаря. Интересный факт. Покойника, несмотря на поздний вечер, паричане встречали за несколько верст. Они выпрягли лошадей и сами несли гроб. На похоронах из знатных лиц не было никого, кроме ближайших соседей, помещика Прушановского из Белицы и двоюродного брата Николая Павловича Пущина из Стужек. Народу же простого оказалось так много, что в церковь нельзя было войти. Поминки носили народный характер. Столы были расставлены на площади возле приходской церкви и возле училища для всех почтивших память Пущина. А Мария Яковлевна продолжала опекать открытое 8 сентября 1860 года женское училище Духовного ведомства. В 1874 году по ее ходатайству при училище появилась семинария для подготовки опытных руководителей народных школ, а вскоре само училище из трехклассного преобразовано в шестиклассное и получило «высокое опекунство Ее Величества». После Октябрьской революции оно стало школой… Похоронена Мария Яковлевна рядом с Михаилом Ивановичем у построенной ими церкви, которую бессмысленно снесли в советское время так, что и могилы пришлось восстанавливать с помощью памятного камня…Кстати, вот уже много лет у входа в школу искусств висит памятная доска, с изображением Пущиных, а также названа площадь их именами. Но это еще не все. В средней школе №9 в 1987по инициативе первого директора школы Исаака Анатольевича Боровика был создан музей посвященный знаменитым Пущиным, существует этот музей уже 35 лет. Чета Михаила и Марии Пущиных не имела собственных детей. Поэтому все, что находится в музее присылали потомки Ивана, живущие в Америке.

Библиограф центральной районной библиотеки: Е.П. Шкирман

[свернуть]
Обзор «На страницах книги - история войны» по книге Всеволода Мигая «Березина в огне»

Автор этого уникального издания – Всеволод Евгеньевич Мигай, журналист, инвалид Великой Отечественной войны.

Подростком во время немецко-фашистской оккупации жил в Паричах. В 1943 году в 16 лет добровольцем ушёл на фронт.

Был контужен, получил тяжелое увечье позвоночника. Прикованный к постели он начал писать. Его публикации появляются в местной, областной и центральных газетах.

В 1962 году паричанин был принят в Союз журналистов СССР. При жизни автор смог издать две книги художественной публицистики “Незаказные письма”, “Снова в строю”.

Книгу “Березина в огне” он также готовил к изданию, однако не успел. Умер он 6 сентября 1994 года. В 1997 году решением Светлогорского райисполкома на доме в Паричах, где родился Всеволод Мигай, была установлена мемориальная доска, а улица переименована в его честь.

Только спустя 16 лет после смерти автора, при содействии генерального директора Светлогорского ДСК В.Г. Мальцева, к 65-летию Великой Победы вышла эта книга. Литературными редакторами выступили светлогорские поэты С.Н. Шах и И.Г. Котляров.

Как вы думаете, почему книга так названа? Березина – это название реки, на которой стоят г. п. Паричи (до 1961 года центр нашего района). Река – это вода, вода в огне. Имеется ввиду, огонь войны.

Книга «Березина в огне» вышла в 2010 году Минске в издательстве «Кнігазбор». На 280 страницах этой документальной повести множество ценнейшего краеведческого материала. В ней — рассказы, воспоминания, выдержки из писем очевидцев и участников событий, которые происходили на территории нашего района с начала оккупации до освобождения от немецко-фашистских захватчиков.

Есть описание со слов очевидца Бусла Павла Сергеевича боя в конце июня 1941 между Дубровой и Заречьем, где попали в западню фашистские бронемашины (с.33-35). Автор книги пытался разыскать следы командира 45-мм орудия, подбившего два броневика, установить его фамилию. Но никто не заполнил фамилию того лейтенанта, только национальность – татарин и что твоевал на Хол-Хинголле.

Описано освобождение д. Дубровы, во время которого совершил свой подвиг младший сержант Серго Чигладзе, награждённый посмертно золотой Звездой Героя Советского Союза (с. 205-206).

Подробно и достоверно рассказывается о действиях Паричского истребительного отряда, партизанов и подпольщиков, лагере смерти на болоте под Озаричами.

Есть воспоминания наших земляков, участников операции “Багратион”. Бусла Николая Андреевича из д. Мартыновка из 37 гвардейской стрелковой дивизии 114 стрелкового полка. Его рассказ о начале операции, русских и немецких аэростатах, используемых для разведки. (с. 214-215).

Пулемётчика 193 стрелковой дивизии Сушкова Василия Ивановича из Дубровы, участника освобождения Паричей (с. 216-217).

Опубликованы отрывки из письма старшины роты противотанковых ружей Бочарова: “Перед этим в районе деревни Дуброва наш полк немного пополнился. В числе 25-ти млад¬ших командиров в роту ПТР прибыл и сержант Витя Бокарев. Смелый 19-летний сибирский паренек. Стрелял метко — помню азартный охотничий блеск в его глазах, когда со свои¬ми ребятами уничтожил первый фашистский бронетранспортер и получил заслуженную благодарность от старшего лейтенанта Гунденко. Погиб Витя в ночном бою. Выстрелил из противотанкового ружья на звук тяжело работающего дизеля и так удачно поджег огромный шкодовский грузовик, на котором немцы привезли на передовую пило¬материалы для постройки блиндажей. Видно стало, как днем. Ударили по шарахающимся гитлеровцам наши автоматчики, ребята сделали удачную вылазку. А Витя погиб в рукопашной схватке на немецких позициях в полутора километрах от деревни Притыка, что рядом с Дубровой. Я отправил по домашнему его адресу фотокарточки и листки бумаги — все то, что юноша хранил около сердца рядом с комсомольским билетом».

Младший сержант Виктор Бокарёв из Томска (338 сп 96 сд) погиб 8 февраля 1944 года, увековечен на мемориале павшим в ВОВ в д. Дуброва
(с. 258-261).

Не оставит равнодушным история Бусла Василия Максимовича из Дубровы
4 февраля вечером прискакал со стороны Гороховищей подполковник. Круто осадил лошадь у одной из уцелевших хат, вбежал во двор. Его остановил часовой: в хате расположился штаб 889-го полка, занявшего Дуброву. Часовой вызвал начальника караула.
— Братцы, пустите в хату родную! — просился подполковник.
— Бывает же такое… — вздыхали штабисты, пропуская подполковника-связиста в отцовский дом.

Подполковник Бусел был начальником связи 17-й стрелковой дивизии тоже 48-й армии под командованием полковника А. П. Лукина (замполит П. П. Смирнов). Подполковник Бусел попросился у командира дивизии Иванова на 60 минут отлучиться.

Прискакал, впустили в хату родную. Переступил по¬рог, заглянул за перегородку, на печь, еще раз прошелся по хате — одни военные. Зашатался, устало опустился на скамью. Молоденький лейтенант успокаивал: своими глазами, мол, видел жителей этой деревни в дальнем лесу, в куренях от немцев прячутся.

Пришел майор, временно заменивший раненого командира полка. Принесли в котелках ужин, разлили по кружкам трофейный спирт. «И давно из дому?» — спрашивал майор. «С 37-го, — отвечал подполковник Бусел. — Служил на границе, потом учеба, первый бой у Сухиничей и вот…» — «Да… — вздыхал майор. — Как в сказке!»

Подполковник связи 17 стрелковой дивизии Бусел Василий Максимович остался жив. С 12 –ю боевыми наградами вернулся домой. Ещё 40 мирных лет было отмерено ему судьбой. Его жизненная история достойно вошла в летопись деревни Дуброва, откуда он родом. (с. 206-208).

В этой книге немало страниц посвящено Героям Советского Союза, погибшим в нашем районе…

Рассказывается о том, как очищалась от мин и бомб земля нашего района после освобождения, как восстанавливалось разрушенное войной хозяйство.
Изяслав Котляров в предисловии к изданию пишет:
«В книге описано множество трагических судеб. Лучше самих фронтовиков никто о войне рассказать не сможет. Вот почему эта книга – благодарная память обо всех, о ком она повествует.

Сейчас, когда с таким рвением пытаются кощунственно исказить великую правду о Великой Победе, документальная коллективная повесть «Березина в огне» более чем современна и необходима. Она учит не только мужественному патриотизму, но и бережному отношению к нашей исторической памяти».

Уникальность книги в том, что написана она в то время, когда ещё были живы участники, свидетели событий Великой Отечественной войны в нашем районе.

Библиотекарь Дубровской сельской библиотеки: Л.Ф. Бусел

[свернуть]
Ганаровы грамадзянін горада Светлагорска - Міхаіл Ільіч Мітраховіч

У маладой гісторыі Светлагорска ёсць нямала людзей, якія пакінулі свой след. Адзін з іх – Міхаіл Ільіч Мітраховіч. Яго імя вельмі часта ўспамінаюць гараджане старэйшага пакалення. Ён не толькі быў сведкам нараджэння Светлагорска, але і будучы старшынёй гарвыканкама, прымаў самы актыўны ўдзел ва ўсім, што спрыяла яго развіццю.

Нарадзіўся Міхаіл Ільіч у 1926 годзе ў в. Казлоўка Парыцкага (зараз Светлагорскага) раёна ў шматдзетнай сям’і калгаснікаў, у якой было чацвёра дзяцей. Пасля заканчэння Казлоўскай пачатковай школы працягваў вучобу ў Парыцкай сярэдняй школе. Дарэчы, у школе лічыўся адным з лепшых вучняў. Але далейшай вучобе перашкодзіла вайна. На той час ён скончыў толькі 7 класаў.

У гады вайны Міхаіл разам з бацькамі жыў у родный вёсцы. Успамінаючы тыя часы, ён расказваў, як падчас адступлення немцаў у 1944г. яны з бацькам некалькі месяцаў скіталіся як бежанцы, паколькі нельга было прыйсці дадому. Вярнуўшыся пасля вызвалення ў родную вёску, яны ўбачылі, што іх хата сгарэла, таму давялося будаваць новае жыллё.

Пасля вызвалення Парыцкага раёна некаторы час Міхаіл працаваў сакратаром Казлоўскага сельскага Савета.

У жніўні 1944-га быў прызваны ў рады Савецкай Арміі. Спачатку прайшоў навучанне ў запасным палку ў горадзе Кіраве Смаленскай вобласці. А ў верасні быў накіраваны ў вайсковую частку зенітнай артылерыі, якая знаходзілася ў Гомелі.

Пасля заканчэння вайны частка, у якой служыў Міхаіл, была расфарміравана і накіравана ў Баку. Тут сяржант Мітраховіч праслужыў да 1946 года. Потым быў Далёкі Усход, горад Благавешчанск. У 1948 годзе камандзір самаходнай гарматы зброі Міхаіл Мітраховіч быў дэмабілізаваны. Вярнуўся ў родныя мясціны.

Спачатку працаваў загадчыкам хаты-чытальні ў Казлоўцы.

Далей была праца ў якасці загадчыка аддзела райкама камсамола,

потым другім, а затым першым сакратаром райкама камсамола. Для таго, каб зразумець прычыну хуткага кар’ернага росту М.І.Мітраховіча, дастаткова прачытаць радкі з пісьма, у свой час дасланага маці Міхаіла камандаваннем вайсковай часткі: “Не было выпадку, каб тое, што даручалася Вашаму сыну, было не выканана. Нездарма сярод таварышаў склалася прымаўка: “Калі патрэбна зрабіць справу, даручыце сяржанту Мітраховічу”

Асабістая адказнасць, высокая патрабавальнасць у першую чаргу да сябе былі адметнай рысай яго характару. У 1954г. Міхаіл скончыў Парыцкую сярэднюю школу і паступіў у Гомельскі педагагічны інстытут. Правучыўшыся на гістарычным факультэце, у 1960г. атрымаў дыплом, у якім было напісана “настаўнік гісторыі”.

Яго добрасумленныя адносіны да справы былі заўважаны, і з 1954 па 1961 год ён працуе загадчыкам аддзела, затым сакратаром і другім сакратаром Парыцкага райкама партыі.

У 1961г. Міхаіл Мітраховіч быў накіраваны ў Чачэрск. Тут давялося працаваць старшынёй райвыканкама. Доўжылася праца ў Чачэрску па снежань 1962г.

Пасля ўтварэння Светлагорскага раёна Міхаіл Ільіч пераязджае на пастаяннае месца жыхарства ў Светлагорск. Некаторы час працуе старшынёй камітэта партыйна-дзяржаўнага кантроля.

12 красавіка 1965г. ён быў прызначаны на пасаду старшыні гарадскога выканаўчага камітэта. Бадай, ніхто з кіраўнікоў горада не быў на гэтай пасадзе так доўга, як ён – цэлых 17 гадоў. Міхаіл Ільіч добра памятае той момант, калі Светлагорск афіцыяльна набыў статус горада. Адразу ж паўстала пытанне, якое датычылася генеральнага плана забудовы. Ён быў распрацаваны Белдзяржпраектам і прадугледжваў будаўніцтва 1-га, 2-га, 3-га мікрараёнаў, а таксама цэлюлозна-картоннага камбіната, завода зборнага жалезабетона і шэрага іншых прадпрыемстваў. Планавалася, што ў Светлагорску будзе жыць 100 тысяч чалавек. У першыя гады жыцця маладога горада, у сувязі з недахопам жылля, былі пабудаваны 1800 так званых “времянок” – невялічкіх хатак з печчу. Зразумела, яны ўступалі па камфортнасці тагачасным кватэрам, але на той момант дазволілі часткова вырашыць жыллёвую праблему. У наступныя гады штогод будавалася 800-900 кватэр.

Усяго за час працы М.І.Мітраховіча на пасадзе старшыні гарвыканкама было пабудавана 15.500 кватэр. Калі ў 1965г. у Светлагорску пражывала 10 тыс. Чалавек, то ў 1982-м – ужо 50 тысяч.

У 1966 годзе ў горад прыбылі першыя нафтавікі. Праз 10 год пачалося праектаванне 4-га “Юбілейнага” мікрараёна. У 1965 годзе была пракладзена толькі одна дарога, зробленая з булыжніка падчас будаўніцтва Васілевіцкай ДРЭС. За 20 гадоў было пабудавана 45 кіламетраў дарог: вуліца Леніна, 50 год Кастрычніка, Завадская, Луначарскага, Сацыялістычная, Авіяцыйная. І гэта быў толькі пачатак…

У першыя гады будаўніцтва Светлагорска прырост насельніцтва штогод складаў 5000 чалавек. З’явілася вялікая патрэба ў дзіцячых садках і школах. За 17 гадоў працы Міхаіла Ільіча на пасадзе старшыні гарвыканкама было пабудавана 20 дзіцячых садкоў і 7 школ. Характэрна, што к 1980 году Светлагорск быў забяспечаны дзіцячымі дашкольнымі ўстановамі на 100%. ✏ Акрамя гэтага шмат увагі старшыня гарвыканкама ўдзяляў маштабнаму будаўніцтву спартыўных аб’ектаў, бальніц, раддома, прадпрыемстваў гандлю, фабрыкі агародніны і шматлікіх іншых устаноў. У кожнай такой справе М.І.Мітраховіч прымаў самы актыўны ўдзел.

У 1982г. Міхаіл Ільіч перайшоў на іншую працу: ён стаў намеснікам дырэктара Светлагорскага цэлюлозна-папяровага завода па эканамічных пытаннях, а потым на працягу 4-х гадоў працаваў намеснікам дырэктара па кадрах і быту.

12 ліпеня 2016г. ён адзначыў свой 90-гадовы юбілей. Пайшоў з жыцця 5лістапада 2016г.

За сваю працоўную дзейнасць Міхаіл Ільіч Мітраховіч быў удастоены розных узнагарод, у ліку якіх ордэн Працоўнага Чырвонага Сцяга (1971г.), два ордэны «Знак Пашаны» (1974г, 1981г.), медаль «За перамогу над Германіяй у Вялікай Айчыннай вайне 1941-1945 гг.» (1946г.), медаль «Ветэран працы» (1986г.), две Ганаровыя граматы Прэзідыума Вярхоўнага Савета БССР.

За вялікі ўнёсак у развіццё Светлагорска ў 1998 годзе яму было прысвоена званне «Ганаровы грамадзянін горада Светлагорска».

Атрымаць яго – значыць застацца ў сэрцах светлагорцаў.

Библиотекарь Козловской сельской библиотеки: В.И. Петрова

[свернуть]
Знікшыя, але не забытыя

Аб населеных пунктах Краснаўскага сельскага Савета, якія ўжо не існуюць

Журын, вёска. Паводле перапісу у 1926 г. – 17 гаспадарак, 90 жыхароў. У 1933 г. жыхары вёскі перасяліліся ў вёску Казакова Вішнёўскага сельсавета Бабруйскага раёна Магілёўскай вобласці.

Запруддзе, хутар. У 1939г. сселены ў вёску Краснаўка.

Каробішча, пасёлак. У 1937г. далучаны да вёскі Завічча.

Ключы-1, пасёлак. У 1926г. – 5 гаспадарак, 30 жыхароў. У 1936г.далучаны да вёскі Завічча.

Ключы-2, пасёлак. У 1926г. – 6 гаспадарак, 28 жыхароў. У 1936г. далучаны да вёскі Завічча.

Козы, вёска. Да вайны было 14 двароў, 56 жыхароў. У 1943г. поўнасцю спалена немцамі. Пасля вайны не адрадзілася.

Старая Беліца, вёска. Паводле перапісу 1926г. – 14 гаспадарак, 83 жыхары. Перастала існаваць у другой палове 1990-ых гг. Жыхары перасяліліся ў суседнюю вёску Новая Беліца.

Прудзішчы, пасёлак. У 1944г. далучаны да вёскі Коўчыцы-2-ія.

Сялец, пасёлак. У 1936г. сселены ў суседнюю вёску Тумараўка

Библиотекарь Михайловской сельской библиотеки: Е.П. Лобазева

[свернуть]
Из истории храма равноапостольной Марии Магдалины, расположенной в г/п. Паричи (к 135 лет со дня рождения протоиерея Макария)

Церковный облик Паричского края меняется полностью в 1835 году с появлением нового владельца – Михаила Ивановича Пущина.

В 1797 году император Павел Первый пожаловал свой поместье в местечке Паричи Минской губернии Петру Ивановичу Пущину в награду за добрую службу.

В 1835году (официально в 1842 году) Михаил Иванович Пущин получил это поместье по наследству от своего отца – Ивана Петровича Пущина, а Иван Петрович Пущин получил это поместье от своего отца – Петра Ивановича Пущина.

Обстановку, которую увидел Михаил Иванович, не произвела отрадного впечатления: всюду чувствовалось польско-католическое начало, а в не которых местах это даже переходило в гнёт.

Вокруг местечка Паричи находились унианские церкви (в 1596 году была подписана церковная уния, происходил раскол церкви, велась скрытая и явная пропаганда Римского престола)

Вся местность около Парич: д. Стужки, д. Белица, д. Брожа, д. Дуброва, д. Демитковичи, д. Качай Болото-были под Бискупом.

В д. Островчицы, д. Чернин, д. Королева Слобода – были унианские церкви.

В д.Малимоны и в местечке Шатилки у помещика Прушановского – котолические костёлы.

Нужно было позаботиться о внешнем положении крестьян и духовенства: улучшить быть, развить духовные запросы, привлечь к православному храму.

Михаил Иванович Пущин так и поступает: старается улучшить быт крестьян, заботится о материальном обеспечении приходской церкви, открывает больницу с аптекой, нанимает доктора и фельдшера, открывает школу для обучения поселенских детей, заботится о благолепии прихода церкви, приучает крестьян обязательно посещать церковь по воскресеньям и в праздничные дни, побуждает священников проводить проповеди и вести религиозные беседы с крестьянами.

В начале 1860 года приступает к строительству нового каменного храма, чтобы ещё больше привлечь местное православное общество в Дом Божий; старается вывести народ из состояния умственного и нравственного сна.

Во всех делах помогает ему его жена – Мария Яковлевна Пущина, энергичная глубоко верующая, воспитанная в заветах Православной церкви.

В 1860 году в местечке Паричи было открыто женское училище Духовного ведомства, которое просуществовало до 1917 года.

В 1863 году было закончено строительство каменной церкви в честь Святой Равноапостальной Марии Магдалины. Здание храма было каменной прямоугольной формы, с одним рядом окон. Церковь имела один открытый купол и колокольню во фронтонной части. Иконостас из массивного дуба был украшен позолоченной резьбой и иконами художественного письма.

Михаил Иванович умер в 1869 году в чине генерал-майора. Мария Яковлевна пережила его на 26 лет.

Несмотря на то, что Михаил Пущин умер в Бобруйске, воля покойного была похоронить его в местечке Паричи возле церкви. Покойника паричане встретили за несколько вёрст от местечка. Сняли с повозки и сами несли гроб. На похоронах из знатных лиц никого не было, кроме ближайших соседей – помещика Прушановского из Белицы и двоюродного брата – Николая Павловича Пущина из Стужек. Народу же простого оказалось так много, что в церковь невозможно было войти. После погребения были устроены поминки, которые носили народный характер. Столы были расставлены на площади возле приходской церкви для всех почтивших память Михаила Ивановича Пущина.

Имеются сведения о священниках этого храма.
С 1887 года священствовал священник, законоучитель женского духовного училища – Иван Балевич.

Священник Стефан Кульчинский осуждён в 1937 году и расстрелян.

С 1920 года в церкви служил Александр Иванович Александрович. Также был осуждён и расстрелян.

Потом настоятелем храма был Иоанн Николаевич Альбов. Арестован. Дальнейшая его судьба не известна. Точно также, как и судьба диакона этого храма Александра Григорьевича Жуковского.

Был священником и Василий Романович Круковский, учитель по образованию. В 1937 году церковь закрыли, а его арестовали, но спустя полгода освободили. Он работал бухгалтером в артели «9мая». Люди уважали отца Василия. Батюшка был благочестивым, как и матушка Антонина (девичья фамилия Боголюбова) Антонину Боголюбову в 6 лет привезли на учёбу в женское духовное училище из Пензы.

Батюшка Василий никому не отказывал в требах: по ночам крестил, служил понихиды и литургии на дому. Только просил, чтобы пели тихонько. Матушка Антонина была из семьи потомственных священников.

По доносу в 1938 году у отца Василия произвели обыск и осудили на 10 лет без права переписки. Срок отбывал в Архангельске, где, по рассказу очевидцев, умер. Впоследствии был посмертно реабилитирован.

Во время Великой Отечественной войны безбожники и немецко-фашистские захватчики использовали под разные нужды: склады, конюшни, клубы. И только в конце 1944 года, когда освободили Паричи, храм снова начал возрождаться.

Господь милосерден, в самые трудные времена посылает молитвенников в народ. Так и нам на Паричскую землю Бог послал доброго пастыря для своих прихожан Хоронеко Макара Ивановича, которому пришлось пережить страшные трагедии Первой и Второй Мировых войн, репрессии, гонение на церковь. Но все времена батюшка Макарий усиленно молился.

Из письма, присланного дочерью Анной Макаровной, которая проживает в г. Минске: «Макар Иванович Хоронеко родился 4 декабря 1887 года в д. Телуши Бобруйского уезда, в крестьянской семье. Дед Иван был крепостным, служил у пана кучером. Однажды повёз он пана в банк, где тот снял со счёта большую сумму денег, после чего встретил друзей и загулял. О деньгах вспомнил только утром следующего дня. Кучер, честный человек, на следующий день принёс деньги. За это пан дал ему вольную и сорок десятин земли. Отцу по наследству досталось только десять десятин. Земля находилась в д. Роги, что под Бобруйском.

В семье Макар Иванович был самым старшим. Было ещё два брата и пять сестёр. Он поступил в семинарию в г. Несвиж, где готовили учителей церковно-приходских школ с последующим рукоположением в священники. Учился вместе с известным белорусским поэтом и писателем Якубом Колосом (Константином Михайловичем Мицкевичем) и рассказывал, как собирались в актовом зале и слушали его стихи. После училища приехал в деревню, где преподавал в церковно-приходской школе. Вскоре был рукоположен в священники.

Когда началась Первая Мировая война, он пошёл на фронт, воевал на германском фронте, на территории современной Польши, которая ранее принадлежала России. Был ранен.

До революции и в первые годы после революции служил в церкви. Когда была запрещена церковная служба, чтобы прокормить семью, работал на разных работах: столяром, плотником.

Земля, которую получил в наследство от отца, была поделена между работниками, себе оставил квоту, которую потом забрали в колхоз, а отца выслали на север России, где он пробыл 2 года. Это был 1932год.

Когда вышел из ГУЛАГа, работал пастухом частных коров. Мы в это время переехали в местечко Щедрин. Здесь нас застала Вторая Мировая война. Старший сын Еф им в это время служил срочную службу в армии на границе в г. Ломжа Белостокского уезда. Тогда это была Россия.

Через Щедрин гнали пленных солдат Красной Армии. Это было страшное зрелище. Измученные, оборванные, чуть живые. Немцы разрешали давать им еду. Всё население Щедрина несли им всё, что у кого было. Макар Иванович одел рясу и тоже включился в эту компанию. Он ещё и сына искал среди пленных. О сыне ничего не было известно (после войны прислали извещение как о без вести пропавшем)

После войны отец не мог остановиться и писал во все архивы. О судьбе сына мы узнали только в 2020 году, когда поляки открыли свои архивы, так как после войны эта территория отошла к Польше.

Узнали по интернету

Хоронеко Ефим Макарович
Документ, уточняющий потери
Дата рождения: ..1916
Место рождения: Бобруйская обл., Бобруйский р-н, х. Роги
Дата призыва: ..1940 Бобруйский ГВК, Белорусская ССР, Могилевская обл., г. Бобруйск
Дата призыва: ..1940
Воинское звание: красноармеец
Дата выбытия: __.07.1941
Причина выбытия: пропал без вести

Макар Иванович до этого не дожил. А у Ефима была жена из г. Брест, учительница СШ №47.

Щедрин расположен на дороге Паричи Жлобин. Там было много немцев. Они занимали все хаты. В семье было семеро детей. Решили уйти в деревню Роги, что за 7 километров от Щедрина. Деревня Роги располагалась в болотистой местности, там жила сестра отца. Немцы туда приходили редко. Это была партизанская зона. В болоте прятались от немцев. У отца и в Рогах была главная миссия – помогать людям. Время было страшное. Мне было семь лет, но я всё хорошо помню. Утром, когда начинали лаять дворовые собаки, мы поняли, что немцы окружили деревню. Они выгнали всех на площадь и устроили облаву. Пережить это было трудно. Мы жили в тёткиной стопке. А во дворе, в погребе, в котором был лаз и другой замаскированный погреб, сидели партизаны, среди них – тёткин зять. Отца ставили к стенке, под автоматом он молчал. Его избивали до крови. Мы все плакали. А на площади окружили толпу пулемётами и забирали в Германию молодых, в том числе и детей.

В это время в деревне свирепствовал тиф. Макар Иванович одевал рясу священника, выходил с иконой в руках, совершал молитвы, помогал больным, хоронил мёртвых.

Когда летели бомбы на деревню, люди надеялись, что икона в руках этого кристально чистого и честного человека спасёт их. Мы все бежали из деревни в болото и лежали за купинами, а отец даже не наклонялся, ходил с иконой между домами. Когда я выросла, то размышляла над его поведением при бомбёжках. Часто обдумывала, ведь тёткина хата и дома поблизости не сгорели. Повзрослев, я спрашивала у отца про Бога, а он говорил, что Бог живёт в душе человека. Он в человеке или есть, или нет. От этого зависит поведение и вся жизнь. Надо любить людей и гнать от себя плохие мысли, ибо мысли материализуются в слова, слова в поступки, поступки в привычки, привычки формируют характер, а характер – судьбу.

Нас освободили летом 1944 года. Пришли мы в Щедрин на попелище. В это время из Парич приехал представитель власти и сказал, что отец назначается священником церкви в Паричах. А священник, как солдат: куда направили, туда и идёт. Паричи были полностью уничтожены, нас поселили в деревню Высокий Полк.

Нужно было восстанавливать храм, который находился в ужасном состоянии. Собрали церковный совет. Зарегистрировались в Москве, оттуда прислали художников, которые восстановили иконостас. Ремонтные и столярные работы выполнили местные люди. Хорошо запомнила Павла Петровича из деревни Козловка и Митрофана Ивановича из деревни Высокий Полк. Павел Петрович сделал ткацкий станок, на котором ткала мама и другие женщины полотно из льна, сохранившегося у местного населения. На этом полотне писали иконы. Собрались певчие. Я запомнила Сокур Домну, Староселец Федору, Митрахович Устинью. Церковь обрела приличный вид.

Пасху, Воскресенье Христа отмечали в обновлённой церкви. Было много-много людей.

Службы проходили по церковным праздникам и воскресеньям. Люди венчались, крестились взрослые и дети, а также отпевались панихиды по погибшим. В другие населённые пункты отец ездил на лошади.

У батюшки Макария и матушки Агафии (жили они в одной деревне по соседству) родилось 11 детей: трое умерли в младенчестве от болезни. Восьмерых оставшихся детей растили в огромной родительской любви: Ефим (погиб на фронте), Михаил, Иван, Серафима, Мария, Александра, София, Анна. Детям при рождении давали имена согласно церковному календарю.

Мама была младше за отца на 7 лет, он её любил и уважал. Она в своё время окончила школу со степенями, была грамотная, много сказок и присказок знала, хорошо шила (училась у портнихи-еврейки). Как и у отца, у неё был хороший голос, она красиво пела. В доме постоянно читали Евангелие (Божий закон)/

И снова, в советское время, пришёл богоборческий период, стали закрывать храмы. Закрыли и нашу церковь святой Марии Магдалины в Паричах. С этого времени отец служил в своём доме, тогда я уже поступила учиться на учителя, а потом работала сорок лет в Рогачёве учителем истории и географии.

Михаил работал военным врачом последнее время в городе Борисов. София жила в Щедрине. Серафима, Александра, Мария и Иван проживали в Паричах. Как и у отца, у детей была тяга к знаниям. Старшие учились заочно, а младшие – стационарно. В настоящее время из всех детей я осталось одна. Сейчас проживаю в городе Минске. По состоянию здоровья на юбилей отца приехать не могу. С уважение дочь Макара Ивановича Хоронеко — Анна.

Со слов невестки (сына Ивана) Хоронеко (Жданович) Риммы Викентьевны, когда закрыли церковь в Паричах, к батюшке Макарию люди шли домой за советом (он всегда давал мудрые и справедливые советы), благословением. Он был милосерден ко всем. Крестил детей, отпевал усопших и т.д.

К нему неоднократно приходило местное руководство, запрещали, угрожали, чтобы он этого не делал. Но батюшка Макарий говорил, что люди просят на коленях и он не может им отказать перед богом в ответе за своих прихожан. Батюшка говорил: «Придёт время и люди будут искать Бога»

16 августа 1975 года Хоронеко Макара Ивановича на стало на этой грешной земле, а паричская земля, можно сказать, осиротела.

Но не весь народ жил в безбожии. Тот, кто верил и надеялся на Бога, как говорил батюшка Макарий, искали Бога. Крестить детей, отпевать усопших, на Пасху ездили в основном в Бобруйск в храм. Это доставляло большое неудобство. Личного транспорта было очень мало.

В конце 80-ых годов двадцатого века произошла «оттепель» по отношению к религии.

Богочестивые прихожане решают, чтобы был свой Божий дом. Прежнюю красивую церковь, которую строили Пущин Михаил Иванович и Пущина Мария Яковлевна в конце 70-ых годов двадцатого века полностью разрушили. Нужно было строить новую. А где? На старом месте много проблем со стоянкой для машин (не было ещё объездной дороги, весь транспорт ходил через Паричи) и с другими коммуникациями.

Кто-то вспомнил слова пророчества Сокур Доминики (баба Домна умерла в 1982 году), которая жила на улице Интернациональной дом 40. «Меня не будет в живых, а храм будет стоять напротив моего дома»

И правда, там в то время стояло старое здание детского сада, которое уже не использовалось по своему назначению.

Ещё, по воспоминаниям старожилов, на этом месте очень-очень давно стояла церковь. После долгих обсуждений было решено строить храм на этом месте.

Путь к началу строительства храма был непростым. Долго как-то районное начальство не давала добро. Феня Ивановна и Дарья Кузьминична неоднократно возвращались из Светлогорска, можно сказать, со слезами. Тогда решили написать коллективное письмо в Мозырскую епархию и в Светлогорский райисполком. Слава богу, через какое-то время пришёл положительный ответ на строительство храма.

Люди стали жертвовать деньги. Начали закупать стройматериалы. Храм был построен в основном на пожертвования прихожан, жителей прилегающих к Паричам деревень и шефскую помощь.

По воспоминаниям жителей Парич, самое деятельное участие в возведении храма приняли: Федько Николай Никифорович, Митрахович Феня Ивановна, Одинец Анатолий Петрович, Лёгкая Дарья Кузьминична, Мураль Екатерина Прохоровна, Сокур Полина Сергеевна, Потейчук Ольга Ивановна, Бирюкова Фёкла Андреевна, Рудницкая Екатерина Викторовна, Пешевич Иван Прохорович, Лёгкий Анатолий Васильевич, Гасак Татьяна, Петух Иван Степанович, Рябцев Леонид Михайлович, Свислёнок Екатерина Ивановна и её муж, Хоронеко Римма Викентьевна, Стасько Ольга Петровна, Пешевич Полина Васильевна, Прус Мария Кузьминична, Терех Вера Михайловна, Коновалов Александр и многие другие. Здесь же работали художники из Бобруйска, каменщики из Калинкович.

И вскоре бог посылает в наш посёлок Паричи молодого энергичного священника – Семёнова Владимира, который оказался не только праведником от Бога, но и грамотным строителем.

Нужно было спроектировать план здания. Пошли за помощью к местным строителям. Федько Николаю Никифоровичу, который работал прорабом МПМК и Одинцу Анатолию Петровичу. Николай Никифорович не стал отказываться, но как-то засомневался, ведь это такое непривычное дело, получится ли у него. Его жена – Анна Степановна, сказала ему, что надо людям помогать. Раз жонка сказала, значит надо. С благословения отца Владимира началась работа. Ездили в Жировичи и другие церкви, которые сохранились, чтобы посмотреть, как проектировать. Изнутри храм был спроектирован по образцу разрушенной церкви. План был сделан в очень короткие сроки и утверждён в БТИ. Приступили к строительству. Трудно было оценить работу тех людей, о которых сказано выше. Строители, каменщики были из Калинкович, их нужно было кормить. Этим занималась в основном Феня Ивановна. Продукты доставлять (и это было за счёт пожертвования населения) – это Екатерина Ивановна со своим мужем.

На строительство церкви ушло более 15 тысяч кирпича, который разгружали прихожане. Многие из них ещё работали, женщины прибегали до работы или после работы. У каждого с божим благословением была своя миссия. И это ведь были 90-ые годы двадцатого века: перестройка, инфляция, с материалами дефицит, с деньгами – проблема. Церковь достраивают почти до половины – и средств нет, строительных материалов тоже. Федько Н. И. говорил, что если остановим стройку, то будет долгострой, нужно искать шефов. Как уговорить шефов, оказать помощь в строительстве церкви, мастером была Дарья Кузьминична. Когда она приходила в какую — либо организацию, начальство, можно сказать, пряталось. Из рассказа Радчук Анатолия Константиновича: «Смотрю, идёт Кузьминична, нужно срочно уйти. Я к дверям, а она уже стоит передо мной. Нужна помощь…Если не поможете.. – и плачет. Приходилось искать помощи самому идти по инстанциям…Нужно ведь помочь…»

Строительство церкви продолжилось. Отец Владимир говорил, что нужно поднять окна на два кирпича выше, так как храм будет слепой. И на самом деле наш храм хоть и небольшой, но видный, светлый. Стараниями отца Владимира осуществляется убранство храма, производится ремонт и роспись храма, приобретается утварь для церковных нужд, возрождается церковный
хор. В хор вошли: Ступень Фёкла Тихоновна, Митрахович Феня Ивановна, Лёгкая Дарья Кузьминична, Сокур Полина Сергеевна, Пешевич Галина Васильевна, Молчанова Людмила Ивановна, Щеренкова Екатерина Николаевна, Прус Мария Кузьминична, Савицкая Любовь Григорьевна, Мураль Екатерина Прохоровна, Крук Раиса Ивановна, Василевская Анна Андреевна, Дикун Валентина Михайловна, Ермолаев Василий, Ермолаева Нина, Будников Сергей, Будникова Светлана Алексеевна.
Как бы ни было трудно и морально, и материально, строительство храма завершилось и 7 ноября 1991 года он был освящён по благославению Высокопреосвященнейшего Аристарха, архиепископа Гомельского и Жлобинского в честь Святой Равноапостальной Марии Магдалины.

Стараниями священника протоиерея Владимира Семёнова начинается возрождение духовной жизни посёлка и близлежащих деревень. При храме открывается воскресная школа, а в окрестных деревнях начинают возобновляться крестные ходы с участием местных жителей и гостей.

В храме имеются святыни: уцелевшая Плащаница и хоругвы старого храма Святой Равноапостальной Марии Магдалины с частичкой мощей, иконы с частичками мощей св. Луки (войно-Ясенецкого), св. православного Иоанна Кормянского, св. Великомученика Пантелеймона, Икона Святителя Николая (подаренная прихожанином), св. пр. Ефросиньи Полоцкой, св. пр.муч. Феодосия Черниговского, св. Манефы Гомельской (подаренной архиепископом Гомельским и Жлобинским Стефаном на праздник нашей церкви 4 августа, каменный крест, выросший из земли в Светлогорском районе и др.

Отец протоиерей Владимир служил в храме до 2004 года, затем был назначен в г. Светлогорск в храм Петра и Павла. Настоятелями Паричского храма были также: иерей Дмитрий Шеленок (с 2004г. по 2010г.) В настоящее время отец Дмитрий служит в Уручье г. Минск и преподаёт в Минской духовной академии; Иерей Евгений Новик (с 2010г. По 2012г.) В настоящее время служит в аг. Дуброва и д. Вежны. С 2012 года и по настоящее время настоятелем храма Святой Равноапостальной Марии Магдалины является Николай Бондарев.

Библиотекарь Козловской сельской библиотеки: В.И.Петрова

[свернуть]
9 декабря - Международный день памяти жертв войны и геноцида

Что такое геноцид? Геноцид – это действия, совершаемые с намерением уничтожить, частично или полностью, какую-либо группу людей или целый народ по политическим, национальным, этническим или религиозным мотивам.

В Великую Отечественную войну погиб каждый третий белорус. Вначале войны Дуброва насчитывала около 200 домов, после её окончания целыми осталось не более 20. Остальные были разрушены, разобраны, сожжены немецко-фашистскими оккупантами. Под оккупацией деревня находилась с 05.07.1941 по 03.02.1944. Население деревни было вынуждено покинуть свои дома и идти в беженцы. Фашистами были расстреляны комсомольцы и коммунисты, работники Дубровского сельсовета. Есть среди односельчан – вывезенные на работу в Германию, забранные в концлагерь “Озаричи”.

Сведения из летописи д. Дуброва.

1941 год — З першых дзён акупацыі немцы распачалі знішчэнне камуністаў, камсамольцаў, савецкіх работнікаў. У в. Дуброва фашысты схапілі старшыню мясцовага калгаса Сямёна Бусла і, па-звярынаму збіваючы, фатаграфавалі. За дапамогу чырвонаармейцам пасля жорсткіх катаванняў расстралялі Савасцьяна Друзіка (бацьку Шчэрбін Ксен’і Савасцьянаўны з в. Зарэчча і Івана Дайнеку (айчым Капусцінай Настассі) з в. Дуброва. (Памяць, кн.1., с. 250)

1941 год — немцы расстреляли в Дуброве Друзика Клима Марковича, 1899 г.р.. У него из-за тяжёлой травмы, полученной в довоенной драке, не всё было в порядке с головой. В 1933 году он был выслан на 5 лет из Дубровы за то, что не вступил в колхоз. Отбывал наказание в трудовом исправительном лагере. Во время войны он ходил возле расположения немцев и наблюдал за ними, подглядовал через забор, не понимая опасности. Немцы приняли его за лазутчика, разведчика и расстреляли.

Бусла Андрея Кузьмича, 1900 г.р. он был немного не в себе, пел частушки про Гитлера. “Гітлер Бярлін прапярдзеў і Масквы не паглядзеў” Расстреляли его и его отца.

Бусла Николая Ефимовича, 1910 г.р. (брат бабы Стёпы, Бусел Степаниды Ефимовны 1919г.р. Он был немного помешанный в уме, эпилепсик, тоже растреляли в 1941 немцы.

Дубровец Бусел Василий Фёдорович, 1913 г.р., родом из д. Дуброва, избач (заведовал избой-читальней в Коммуне), был убит немцами в 1942.

Друзик Федос Савков, до войны был начальником почтового отделения в Дуброве. Из бедноты был, помогал раскулачивать. Когда началась война, поддерживал связь с Озаричами, коммутатор работал, надо было уходить, не успел. Застрелили немцы, что ехали на бронемашинах на Заречье.

Стасянок Раман Якімовіч, нарадзіўся ў 1906, радавы, трапіў у акружэнне і вярнуўся ў вёску, забіты немцамі ў 1941.

Пытали Бусла Кузьму Киреевича, до войны работал в Коммуне, расстреляли.

Расстрел полицаями дубровских евреев (со слов односельчан)

Махтин Мойша Ицкович, еврей, жил в Дуброве, «дзе Бешкава хата стаіць, там шчэ пелля была, крынічка з зямлі біла, гліну капалі, на санках каталіся, купаліся улетку». Хозяйство Мойша держал добрае (карову, свінней), конём землю пахал, шил сапоги на заказ. Круподёрка у него была, гречку к нему ходили драть, молоть. Жена его Рася вязала хорошо носки, перчатки на заказ, горшки к ней несли в починку. Глиной обмазывала, проволокой обвязывала и горшок, как новый. Полицаи расстреляли всю семью: жену Махтин Расю, сына Иосифа (Уюдку). Завезли за Заречье и расстреляли.

Дайнеко Иван Петрович (1905-1941), расстрелян.

Запісана бібліятэкарам Бусел Л.Ф., 2009 г.

Был выслежен полицаями и расстрелян прямо в хате ночью под полом Дайнеко Иван Петрович 1905 г.р., который работал в сельсовете был председателем в колхозе.. Вспоминает падчерица Анастасия «Мне, когда началась война, 12 лет было, и я добра памятаю, як прыйшоў атчым дадому ў войну. Адзеты быў у гражданскае, а пад нізам — ваеннае, шапка, як у Чапаева (папаха). Ён хаваўся ад чужога вока. Удзень пад полам ў хаце сядзеў. Аднойчы хлопец Грыша забег знянацку ў хату, дзевак шукаў, убачыў айчыма, расказаў свайму бацьку паліцаю… “Толькі развідняла, дамоў пабегла. Ляжыць на памосце расстраляны айчым, у крыві ўся падлога, памасніцы пасечаныя. Пабегла шукаць маці ды брата. У Дайнеках (дзе Анюта Лісавеціна) ў хаце знайшла іх. Два паліцейскіе ля яе, дапрашываюць. Павезлі нас у Парычы ў камендатуру. Паліцейскія “Качан” і “Сак” з вінтоўкамі. Аксінья (маці Толі Удода) накрыла дзяругай нас, як везлі. Кінулі ў камяру на цэмент, 2 нядзелі дзяржалі. Немцы ходзяць “Кляйна, кляйна”, гавораць на нас. Маці кожны дзень на дапрос выклікалі. У камяры той ўсе сцены зпісаныя: хто, калі, адкуль тут сядзеў. Змяніўся камендант. Людзі дуброўскія на парукі ўзялі, падпісаліся за нас, даказвалі, што мы не родныя дзеці камуніста, што наш бацька памёр. Адпусцілі, з прадпісаннем “не хадзіць ў лес”. Вярнуліся, хата — голая, нічога няма. Партянкі былі шарстяныя і тыя забралі. Добра, што баба наша з Ос’піна (вёска такая) дала нам разжыцца адзёжу, ды дзяругі, каб было хоць чым накрыцца. Якіма (Дайнеку) заставілі завезці цела айчыма закапаць, ускінулі на воз, так без гроба, закапалі за шляхам у кустах (за фермай), быццам не чалавека зусім. Пасля вайны Лісавеціха казала мацяры: “Давай пашукаям, адкапаем”, ды так без магілы і застаўся. Трэба было думаць, як самім выжыць“.

Записано 23.06.2009 библиотекарем Бусел Л.Ф. от Капустиной Анастасии Елисеевны.

Кн. “Памяць, Т.1, с.250” Памяць,2,с. 499. Папка ў музеі гісторыі вёскі Дуброва “Родам з Дубровы” — звесткі аб расстрэле Івана Дайнекі.

Дайнеко Пётр Павлович, 1890 г.р. первый председатель колхоза “Чырвоная Дуброва” расстрелян немцами в 1941 году.

1941 год — старостой в Дуброве был сначала Мазур, потым Бусел Пётр Григорьевич (Петрык, па-вясковаму) коммунист, кадровый военный Красной Армии. Бургомистром Корней из Теребулина. Полицейским немецкие власти выдавали обмундирование, жалованье, давали паёк (соль, сахар, продукты).

Бургамістрам быў Тукач Карней Аллеў з Церабулін. Жыў у Дуброве, у савеце сядзеў. Судзілі пасля вайны. Адсядзеў 10 гадоў на Севярным (Паўночным) Каўказе. Усіх выслалі з радні — сястру, жонку.

Вот как о начале войны рассказывает Тукач Пелагея Ивановна, 1928 г.р., которая жила в центре Дубровы, возле церкви, её в то время было 13 лет. «На другі дзень ужо немцы бамбілі Парычы. Самаходкі нямецкія, казалі, што “ іх з неба скінулі”, стаялі каля царквы ў Дуброве. Потым паехалі ў бок Зарэчча, але там перакапалі, падбілі адну, … немяц забіты ляжаў, бачыла… Адступалі нашы хутка. Прайшлі праз сяло ў бок Церабулінаў…. Сядзелі салдаты пад дубам у Масцішчах, там яшчэ хата стаяла ад хутара… потым немцы палонных нашых салдатаў вялі, злавілі, вялі да камендатуры, стаялі хлопалі ў ладошы, гігікалі, крычалі..

Уранні ўстанеш, белым-бело на вуліцы. Засыпана, лістоўкамі усланы дол, немцы прызываюць здавацца, абяцаюць карову ды грошы …”

Январь 1942 — кандидата в члены партии, до войны бригадира Никиту Васильевича Долгого отправили в Паричское гестапо. После разбирательства, направили в распоряжение дубровских полицаев. Они отвезли его в урочище Сетищи. Возницей был Бусел Николай (до войны за самогоноварение в тюрьме сидел, бацька Василя Татити). Раздели, разули… “Беги!”. Никита кричит: “Стреляйте меня!” Это было в январе 1942 года, в 30-градусный мороз. Отпустили на все четыре стороны и поехали, решив, что “сам коммунист замёрзнет”. Но ему посчастливилось выжить… полуживой добежал до Залья. После войны выступал на сходах, митингах.

Немцы расстреляли родителей сельсоветчика комсомольца Дайнеки Филиппа Петровича, устроив ему засаду в родительском доме и не дождавшись его самого. (см. прилож. “Герой Социалистического Труда — Дайнеко Филипп Петрович” папка “Знакамітыя землякі”) Немцы узнали, что Дайнеко Ф.П. комиссар партизанской бригады в Гродненской области.

1942 год — был зверски замучен в Паричах в гестапо Бусел Василий Сидорович. Родился в д. Дуброва в 1904 году. Один из первых коммунистов нашей деревне. Член ВКП (б) с 1927 года. С 1927 по 1941-й работал председателем колхоза имени Сталина (д. Коммуна Октябрьского района), председателем Любаньского сельского Совета. В начале Великой Отечественной войны привёз свою семью (жену Авдотью Фёдоровну и троих детей) домой в Дуброву. Сам ушёл в партизаны. Однажды в 1942 году, пришёл домой проведать семью, был выдан и схвачен полицаями. В комендатуре в Паричах его жестоко пытали, отпилили обе ноги, замучили до смерти, бросили в Березину.

Есть в списках жертв войны в книге «Память», т.2, с. 499. см. папку «Родам з Дубровы»

Расказ Сушкова Васіля Іванавіча, 1923 г.н.
“Паліцаі хадзілі па вёсцы з аружжам, не давалі моладзі гуляць. Указ Парыцкай камендатуры — камендантскі час. Цяжка была маладым хлопцам, што падраслі за вайну. У паліцыю ісці асцерагаліся і партызанаў апасаліся, немцы ў Германію маглі вывезці. Паліцаі: Дайнека Макар, Дайнека Мікалай, Друзік Васіль увечары утрох збілі мяне (Сушкова Васіля). Застаўлялі паступаць у паліцыю. Прыйшлося хавацца ў радні, у дзядзькі ў Чарняўцы. Пятрушка (прозвишча паліцейскага) падказаў мне: “Не ідзі ў паліцыю. Я вось пайшоў, дык ніяк выйсьці не магу.” У Карме была цыганка, звалі яе Бубкала. Дык яна нагадала мне, што ўсё абыйдзецца. “Не бойся, ты будешь служить в Красной Армии” З Дайнека Мікалаем Фядосавічам знайшлі сабе работу ў Прудку на торфапрадпрыяцці. Начальнік — Мітраховіч Іван Кузьміч. Але паліцаі і туда за мною прыехалі. Начальнік не дазволіў забраць. Дык яны ў камендатуры ў Парычах узялі дакумент і павезлі в Чернінскі гарнізон. Потым машынай — у Парычы, у камендатуру. Там у адной камеры сядзелі і мужчыны і жанчыны. Лапцева — з Дабравольшчыны, жанчына Друзік — з Мольчы, малады хлопец Какоўка — з Тумараўкі. Сядзелі яны за связь з партызанамі. Дапрашваў начальнік паліцыі Молакаў. Паліцаі напісалі на мяне бумагу. Дапрасілі. Немцы далі 10 плётак. У камеру, бутылку вады і сухарык. Два разы на дзень дапрошвалі. Месяц прамучылі.Ну думаю: “Ці ў Бабруйск у лагер, ці растраляюць”. Какоўка: “Давай ўбяжым!” Бацька з Дубровы вазіў мне перадачы. Але не перадавалі нічога, усё сабе забіралі. Бацька ехаў з Парыч, сустрэў паліцая знакомага. Пажаліўся яму, той вызваўся дапамагчы. Молакаву перадаў ад бацькі за мяне: бачонак самагонкі, пуд свежай рыбы, 300 яец. Выкупіў. 12 ліпеня 1942, (на Пятро якраз) прывезлі перадачу. Молакаў аддае мае рэчы: бумажнік (грошы рускія і нямецкія), рамень. Напісалі спраўку, што адпушчаны, мол неяўка па павестцы на зборы, была не па сваей віне. Ля пошты бацька чакае, маці — на возе. Дайнека Макар, паліцейскі ўгражаў: “Яшчэ пападзешся!”. Хаваўся ў Чарняўцы, у лесе. В Карме — немцы, в Чарняўцы — красныя, перадавая, танкі рускія. Цётка з Церабулін, афіцэры красныя сядзяць, у Дуброве — красныя. Адправілі мяне эвакуіраваць раненых з Язвіна — ў Даманавічы (грузіў, вазіў на вазу).

У ваенкамат ісці ў Хутар сабраўся. Гэта ўжэ 1943 год увосень. У Каравадзічах, ў Васілевічскім ў шалашах на снегу ваенныя. Дуброўскіх багата, гарохавіцкіх. Капітан Зотов. Запісваюць на фронт. Так трапіў у Красную Армію… Старшина Гитаров Николай предложил поменяться сапогами, у меня были хорошие, новые. Катитан Пушкарёв, командир пулемётной роты взял меня к себе. В запасном полку обучали стрельбе из пулемёта. Принёс станковый пулемёт в землянку. Изучали устройство, действие… благодарность получил… под Гороховичами побили наших сильно.. На пополнение в лес за Великий Бор отошли.. (из роты из 100 человек 10 осталось), на переформирование пошли.. Попросился: “Можно пойду вперёд, свой дом погляжу?”… Командир предупредил, что особисты поймать могут. Не узнал Дуброву, хат нету, всё перерыто, перекопано, людей нет, все в беженцах, печи, землянки… Подошёл к солдатам, что хату Ивана Сушкова разбирали, одни стенки остались.. Возле Зарецкого хвойника траншея и особисты стоят. Отняли оружие, проверяли. В шалаше человек 30 проверяемых: и солдаты и офицеры.. Возле Мольчи и Ракшина часть моя стояла. Предлагали остаться служить в особом отделе. Дали сухой паёк: булку хлеба, банку консервов… Не согласился, побоялся, вернулся к своим пулемётчикам…” со слов Василия Ивановича Сушкова, 1923 г.р. записано библиотекарем Л. Ф. Бусел в 1998 г.

1941 год — осенью полицаи, по указанию немецких властей, разделили засеянные колхозом «Чырвоная Дуброва» поля (озимые, ячмень, картофель). Делёжка проводилась по усмотрению полицейских. Лучшие участки были отданы тем, кто служит в полиции и их родственникам.

1941 год — дубровцы вспоминают случай, когда трое детей евреев (жидянят) в возрасте от 6 до 9 лет шли по дороге мимо Дубровы в Бобруйск к родне. Дубровские полицаи этих детей доставили в комендатуру. Немцы предоставили им самим решать судьбу еврейских детей. Их усадили на сани и повезли в урочище Василёва поляна в Вяльчо. Там детей раздели догола и приказали бежать, а сами стреляли им в спины. Кровавые следы на снегу были свидетельством злодеяния.

Это только некоторые факты, сохранившиеся в летописи деревни. В истории каждой семьи — своя трагедия, своя беда.

Все слышали про трагедию сожжённой вместе с жителями деревни Хатынь. В нашем районе та же участь постигла деревеньку Ола. В ней фашистами было сожжено 12 Хатыней! 1758 человек, из которых 950 — дети.

Библиотекарь Дубровской сельской библиотеки: Л.Ф.Бусел

[свернуть]
Установка памятного камня с мемориальной табличкой в деревне Осташковичи

В Осташковичах было старое кладбище (рассказывают старожилы), которое находилось в конце чётной стороны улицы Юбилейной. Захоронения на нём прекратились ещё до войны.

Битюкова Евдокия Наумовна вспоминает: «Старое кладбище было в конце нашего огорода. Я хорошо помню 3 крыжа. Моя мать (Гвоздь Татьяна Григорьевна – 1900 года рождения) рассказывала, что похоронили во время войны старую бабу Марину  (детей у неё не было) и кости 2-х мужчин, которых немцы живыми спалили в хатах – Гвоздя Николая и Пинчука Максима. На новом кладбище начали хоронить, я думаю где-то в 19…года, потому что моя мама показывала место, где были похоронены её дед и баба. Около могилы бабы дед посадил лозу, потому что баба  была пьяница. А про старое кладбище ещё раз пришлось вспомнить. Когда застраивалась улица Юбилейная и копали ямы под фундаменты для домиков, начали выкапывать человеческие кости. Мой муж Николай Семёнович вышел к строителям (как раз  подъехал директор совхоза Дубровка П.П.) и рассказал им о кладбище. Строительство прекратили и сейчас на этом месте луг ».

Накануне Дня Независимости РБ в Год исторической памяти в агрогородке Осташковичи произошло значимое событие  для деревни. На месте старого кладбища, последнее захоронение относится к 1942 году, установлен памятный камень с мемориальной табличкой. В мероприятии приняли участие: настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы д. Узнаж священник Красиченко Павел,  председатель сельского совета Манько Игорь А., директор ОАО «Осташковичи» Олеников Сергей Петрович, надо отдать должное молодому руководителю который  нашёл  возможности и желание воплотить в жизнь мечту библиотекаря сельской библиотеки о сохранении памяти о наших потомках.

В День Памяти (2 ноября)  был заложен сквер из 20 деревьев на месте старого кладбища, у памятного камня. В закладке сквера  принимали участие дошкольники, которые знакомятся с летописью деревни в библиотеке и будут сохранять традиции своих предков.

[свернуть]